- 15 декабря, 2018 -
на линии
ЭнергоКурс

Энергетический аспект визита в Китай: какие были трудности и как они закончились

Срочно: только что агентства сообщили о подписании 30-летнего контракта на поставку трубопроводного газа из России в Китайскую народную республику. 

Глава «Газпрома» А. Миллер сообщил, что стоимость контракта — 400 млрд долларов. Учитывая объём поставок 38 млрд кубометров в год и длительность контракта в 30 лет, получается, что стоимость тысячи кубометров газа составит 351 долл. при нынешних ценах на нефть. Цена газа, разумеется, не фиксированная, а будет зависеть от нефтяных котировок. Таким образом, стоимость газа оказывается на уровне нижней границы обсуждавшегося ранее диапазона 350-380 долл. за тыс. кубометров.

Это не дорого, но «на пределе разумного».

Ниже — аналитика, подготовленная до заключённого соглашения:

Нельзя сказать, что энергетический аспект китайского визита Владимира Путина оказался неудачным. В рамках этой поездки было подписано сразу несколько документов, закрепляющих или усиливающих сотрудничество российских и китайских компаний в энергетической сфере. Это и серия договорённостей в области электроэнергетики, где и рост продаж электроэнергии российскими компаниями в Китай, и непосредственно совместные проекты. Это и соглашение о совместной разработке Зашуланского угольного месторождения.

Заранее предвосхищая возможную критику: мол, опять экспорт сырья и его производных. Но дело не только в дополнительных валютных поступлениях и не только в стратегическом сотрудничестве с Китаем. Энергетический экспорт — это та единственно возможная объективная реальность, которая может стать хребтом дальнейшего развития Восточной Сибири и Дальнего Востока. Так уж получается, что с той плотностью населения и непростыми климатическими условиями сразу заполнить регион высокотехнологичными производствами не удастся.

В то же время были зафиксированы и заделы совместных производств более высоких переделов: в частности соглашение между российским нефтехимическим холдингом «Сибур» и Sinopec о создании СП по производству бутадиен-нитрильных каучуков.

Что касается традиционно более подробно обсуждаемого нами «нефтегаза», то тут успехи поскромнее. Подписан контракт между «Ямал СПГ» и CNPC о поставках сжиженного газа, но здесь предварительные договорённости зафиксированы год назад, равно как очевидно было, что документ будет утверждён. «Роснефть» и CNPC договорились о графике запуска совместного НПЗ в Тяньцзине. Но вот анонсированный ранее договор о российских («Роснефть») поставках нефти для китайской Sinopec так и не был подписан.

Но главное — не удалось договориться о «контракте десятилетия» — договоре на поставку трубопроводного газа. Подробней об этом ниже, а пока обсудим интересные комментарии, сделанные «на полях» визита российской делегации.

Приватизация «Роснефти»: китайский фактор

Наверное, наибольший резонанс среди подобных заявлений получило предложение Владимира Путина обнулить НДПИ (налог на добычу полезных ископаемых) для месторождений, с которых газ будет экспортироваться в Китай. Тем не менее, ничего критичного здесь нет.

НДПИ в любом случае был бы намного меньше базовых значений (база — около 700 руб. за тысячу кубометров, но для Восточной Сибири есть понижающие коэффициенты — от 0,1 и выше по мере выхода месторождения на окупаемость). То есть гипотетические потери бюджета находятся на уровне 2–3 долл. с тысячи кубометров.

А то, что месторождения дорогие в освоении и нужны те или иные льготы, было ясно с самого начала. И если сохранится экспортная пошлина (в европейском экспорте — это 30% от цены), то отмена НДПИ выглядит абсолютно не критично.

В свою очередь, глава «Роснефти» Игорь Сечин отметил, что Китай готов отменить импортные пошлины на российский газ. Дело в том, что из-за регулируемых внутренних цен покупка зарубежного газа часто приносит убытки для китайских импортёров. А НДС ещё больше увеличивает эти расходы. Поэтому с некоторых пор китайское правительство стало возвращать импортёрам НДС на газ. И теперь, видимо, в КНР решено его вообще отменить.

Напомним, что в экспортный газопровод «Сила Сибири» будет поступать и газ независимых производителей, в т.ч. «Роснефти».

Кроме того, Игорь Сечин предположил, что Китай мог бы предложить «Газпрому» и участие в распределительных сетях на своём внутреннем рынке.

Но пока внутрикитайские цены на газ регулируются, а импортёры находятся из-за этого «в минусе», это предложение, казалось бы, не так актуально. Да и несколько неожиданным выглядят такие инициативы для «Газпрома» со стороны главы «Роснефти».

Поэтому последнее заявление, как представляется, интересно рассматривать в несколько другом контексте.

Напомним, что незадолго до визита В. Путина в Китай вновь начались разговоры о необходимости срочной приватизации ещё одного госпакета (19,5% – 1 акция) «Роснефти». А непосредственно в этот понедельник Дмитрий Медведев (а во вторник глава Минфина Антон Силуанов) в явном виде заявили, что рассматривается вариант участия в приватизации «Роснефти» китайских инвесторов.

«Компания «Роснефть» выполнит любую директиву, которая будет утверждена правительством», — прокомментировал эти заявления Игорь Сечин, добавив: «Мы сделаем это эффективно, не сомневайтесь».

Вряд ли под эффективностью глава «Роснефти» подразумевал простую продажу за «зелёные бумажки». Так что, возможно, обсуждаются именно различные варианты по обмену активами. Сам Китай уже давно хочет инвестировать в собственно добычные проекты Восточной Сибири, как это он уже делает во многих других странах. Но в одностороннем порядке никто его допускать к добыче не торопится.

«Контракт десятилетия» вновь откладывается

И возвращаясь к газовому контракту. То, что договор не подписан, означает в первую очередь следующее: российская сторона не идёт на уступки.

По словам замглавы ФНЭБ (организация, близкая к «Газпрому») Алексея Гривача, разногласия оцениваются в 1,5 млрд долл. в год. Или, как нетрудно посчитать, — в 40 долл. за тысячу кубометров. Напомним: ранее сообщалось, что компромиссный диапазон цен, к которому сторонам удалось прийти, составляет 350–380 долл.

Официальная причина, названная китайской стороной: убытки из-за разницы между ценой импорта и внутренними ценами на газ.

Фактически же Китай, который объективно нуждается в газе и из-за экологии, и из-за экономики, опять тянет время. В том числе и из-за «сланцев». Но у этого фактора есть два измерения.

Во-первых, это намерения Китая самостоятельно добывать сланцевый газ. И тут пока сохраняется неопределённость. В какой-то момент казалось, что амбициозные планы Китая по добыче буксуют, но пару месяцев назад были очень обнадёживающие результаты бурения на месторождении Фулинь, и теперь китайцы вновь заинтересованы отложить подписание договора с «Газпромом», чтобы оценить неожиданно образовавшиеся перспективы.

Во-вторых — это тот самый гипотетический американский СПГ. На который, как мы недавно обсуждали, рассчитывает Япония. Но при таком развитии событий в регионе могут появиться внезапно высвободившиеся объёмы, к примеру, австралийского СПГ, и их-то и заберёт себе Китай вместо российского трубопроводного газа.

Более того: как недавно стало известно, рассматривался и вопрос участия КНР в инвестициях (и покупке сжиженного газа) во «Владивосток СПГ» — проекте, который был изначально направлен преимущественно на Японию. Участие КНР и в этом проекте, конечно, слишком завязывает Россию на единственного покупателя. И в любом случае этот вариант может быть реализован только после подписания «трубопроводного» контракта.

Таким образом, две темы, которые мы регулярно отслеживаем — развитие сланцевой добычи и перспективы американского экспорта, — являются определяющими для всей конфигурации мирового баланса газа, что, в свою очередь, находит отражение и в политических аспектах.

«Сыграет» ли внутренняя сланцевая добыча в Китае — большой вопрос. С перспективами же американского экспорта СПГ остаётся субъективный политический фактор. Но если американского СПГ не будет, то цепочка развернётся в обратную сторону. На «лишний» газ, который создавал некоторый избыток предложения, будет претендовать и Япония, и Китай. Перехитрит ли КНР саму себя — узнаем. У китайцев, правда, ещё есть время подумать. Впереди в ближайшие дни — Петербургский международный экономический форум, на котором традиционно подписывают крупные контракты.

 

Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии