- 19 ноября, 2018 -
на линии
ЭнергоКурс

Энергетические войны. Наступление – лучшая оборона. Часть 1. Китай и Канада

Как справедливо принято считать, США стараются сдержать растущую мощь Китая путем ограничения доступа Поднебесной к энергоресурсам. Именно в этом контексте часто рассматривается столкновение интересов двух мировых лидеров в Африке, да и в других богатых ресурсами регионах. Но гораздо любопытней выглядит выстраивание Китаем отношений с Канадой и Австралией. Обе страны 1) принадлежат к числу «развитых»; 2) союзники Соединенных Штатов на международной арене; 3) экспортеры газа, а в случае Канады – и нефти. Об Австралии поговорим в другой раз, а пока – Канада.

В настоящее время основным потребителем канадских энергоресурсов — и нефти, и газа — являются Соединенные Штаты. Канада добывает около 160 млрд кубометров газа, около 100 – потребляет сама, остальное экспортирует в США. По нефти – добыча 3,5 млн баррелей в день, 99% от экспортных объемов также направляется в США. Но нынешние объемы не так и важны, существенней то, что в ближайшие годы добыча и нефти, и газа будет расти. Канада, как и США, намерена развивать сланцевую добычу газа. Что касается нефти, то напомним: страна, наряду с Венесуэлой, является лидером по запасам так называемой тяжелой нефти, получаемой из битуминозных песков. Себестоимость такой добычи высока, но на фоне истощения обычных месторождений именно «нефтяные пески» (а также сланцевая нефть) становятся одним из основных источников прироста мирового предложения. Здесь в ближайшее десятилетие Канада ожидает увеличение добычи на несколько миллионов баррелей в день.

Но и в самих США развитие сланцевых технологий добычи увеличило собственное производство нефти и газа. А главное, по обе стороны границы у многих создалось ощущение, что сланец – это всерьез и надолго. В результате в США не торопятся увеличивать объемы канадского импорта. Так, в частности, уже несколько лет буксует одобрение американскими властями проекта нефтепровода Keystone XL, который должен доставлять тяжелую нефть из канадской провинции Альберта в США. В свою очередь, в Канаде ищут новых покупателей для своей продукции. И находят их, естественно, в Азии, в первую очередь в Китае.

В конце прошлого года китайская CNOOC купила канадскую Nexen за 15 млрд долларов. Это – первая столь крупная покупка западной компании, которую позволили осуществить Китаю. Сделку нужно рассматривать как индикатор того, что канадское правительство готово пойти на долгосрочное сотрудничество с Китаем в энергетической сфере.

Правда, активы Nexen находятся не только в Канаде, но и за ее пределами — в Северном море, Мексиканском заливе, других регионах мира. Но и список приобретений китайскими компаниями нефтегазовых активов непосредственно в Канаде достаточно обширен – с ним можно ознакомиться по ссылке. Пока из Канады в Китай экспортируются скорее символические объемы нефти, но, учитывая сделанные инвестиции ситуация вскоре может измениться.

Не менее интересная ситуация с природным газом. Нефть морем экспортировать легко, а вот газ нужно сжижать, и процесс этот дорогостоящий. Поэтому если заводы по сжижению будут построены, то «обратного хода» уже не будет.

Хотя в настоящее время все внимание приковано к возможному американскому экспорту, может оказаться так, что объемы экспорта СПГ из Канады будут больше, чем из США. Пока заводов по сжижению в Канаде нет, а весь экспорт ориентирован на США.

В настоящее время, по данным GIIGNL, разрешения на экспорт получили три канадских проекта по сжижению.

1) Проект Kitimat LNG – 2 линии общей мощности 8,9 млн тонн в год могут заработать уже в 2017 году.

2) Небольшое производство Douglas Channel Project планирует экспортировать 0,9 млн тонн СПГ к 2019 году.

3) Наиболее крупный из утвержденных проектов – Canada LNG, оператором которого является Shell, а китайской Petrochina, наряду с южнокорейской Kogas и японской Mitsubishi принадлежит по 20%. На заводе планируется построить суммарные мощности до 24 млн тонн СПГ к 2019 году.

Еще один крупный проект, разрабатываемый BG Group, тоже находится на продвинутой стадии – его мощность составляет 21 млн тонн СПГ в год. Если и он получит разрешение на экспорт, то суммарная мощность может составить около 50 млн тонн в год (около 70 млрд кубометров).

Вызов в складывающейся ситуации для Соединенных Штатов, очевиден. Если «сланцевое чудо» окажется не столь длительным, как ожидается, то страна вновь будет испытывать дефицит газа, а «надежный» газ от северного соседа уйдет в Китай и другие страны АТР. Хотя проблема может возникнуть не раньше, чем через десять лет, ясно, что такие стратегические вопросы должны быть на контроле уже сейчас. По нефти же США в любом случае еще долго будут импортозависимы.

В свою очередь, вовлекая в свою орбиту Канаду, Китай решает сразу две задачи. С одной стороны, он обеспечивает себя дополнительными источниками энергоресурсов, чему пытаются противодействовать США. Одновременно Поднебесная лишает Соединенные Штаты канадской «заначки», которая могла быть использована в случае снижения собственной газовой добычи, или же напряженности с поставками нефти с Ближнего Востока. Не зря говорят, что лучшая оборона – наступление.

Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии