- 15 декабря, 2018 -
на линии
ЭнергоКурс

Энергетические войны Китая. Часть 3: о переезде штаба Ротшильдов в КНР и британско-китайской дружбе

В двух предыдущих материалах мы описали экономическое сотрудничество Китая с энергетическим сектором Канады и Австралии. Причём речь шла не только о покупке Китаем энергоресурсов у этих двух стран, но и о непосредственных китайских инвестициях в соответствующий сектор промышленности.

Разобранный пример интересен в первую очередь потому, что это развитые страны, находящиеся в «обобщённом» западном политическом блоке. А лидеры этого блока, США, как известно, не заинтересованы в усилении контроля Китаея над мировыми ресурсами. И действительно, если окинуть взглядом проведённые за последнее время сделки в энергетической сфере, то видно, что крупные нефтегазовые корпорации США лишь эпизодически сотрудничают с китайскими компаниями.

На этом фоне заметно другое: Китай активно сотрудничает с британскими компаниями — в первую очередь с Shell, а также с BG Group. Отметим, что с BP пока плотного взаимодействия нет.

Возможно, в этом и причина того, что Китаю удалось неплохо закрепиться на указанных рынках. Ведь и Канада, и Австралия долгие годы были частью Британской империи. Поэтому неудивительно, что британское влияние здесь по-прежнему велико.

Почему Shell так благоволит Китаю? Сказать сложно. Для любителей конспирологии напомним, что последнее время становятся всё популярней рассуждения о существенном укреплении группой Ротшильдов своих позиций в Китае, и даже о переносе ими туда своей операционной базы. При этом ещё в начале XX века британская ветвь Ротшильдов стала крупным акционером Shell, возможно, и сейчас их роль в компании сохраняется.

Так или иначе будем оперировать фактами. Китай неохотно пускает иностранные компании в свой сырьевой сектор. Тем не менее, когда пару лет назад Пекин решил активизировать добычу своих сланцевых запасов (сейчас уже ясно, что оптимизм был неоправданным), именно Shell в сотрудничестве с «главной» китайской нефтегазовой компанией CNPC стала проводить разведку перспективных участков в Сычуани. А год назад обе компании договорились о самой добыче и подписали Соглашение о разделе продукции. Справедливости ради отметим, что несколько позже разведку на «сланец» в Китае начал и американский Chevron, но пока особых успехов не достиг.

В Канаде Shell является оператором (ей принадлежит 40%) самого крупного СПГ-производства (Canada LNG, 24 млн тонн). Пока, правда, это только проект, но на него уже есть самое главное — экспортные разрешения. А 20% в предприятии — у той же Petrochina (дочерняя компания CNPC). В феврале прошлого года Petrochina купила у Shell и 20% в её сланцевых запасах Британской Колумбии.

Идём далее. Проект нового СПГ-завода Arrow LNG на востоке Австралии — совместный для Shell и китайской CNPC. Недавно CNPC (также через дочернюю Petrochina) купила у BHP долю в СПГ-проекте Browse LNG, где среди основных акционеров Woodside и Shell. Сама Woodside — ключевой игрок на рынке австралийского СПГ, а её крупнейшим акционером (23% акций) является Shell. Есть и другие примеры.

Вряд ли кто-то из других нефтегазовых majors может похвастаться таким обилием совместных проектов с CNPC. Конечно, китайские компании сотрудничают и с другими, в том числе американскими, компаниями — но не в таких масштабах. Критики описанного сюжета могут сказать — сотрудничество с Shell лишь следствие существенного присутствия этой компании в той же австралийской индустрии. А с Австралией, в свою очередь, Китай подталкивает сотрудничать в первую очередь географический фактор.

Возразить на это сложно. Всё вышеописанное, строго говоря, всего лишь гипотеза. Но сейчас альянсы в нефтегазовой сфере формируются достаточно активно, поэтому новые подтверждения или опровержения нашему предположению мы наверняка вскоре увидим.

Ещё один интересный сюжет — сотрудничество британской компании BG Group с другим представителем китайской нефтегазовой «тройки» — CNOOC. Недавно CNOOC заключила комплексную сделку с BG — китайская компания купила за 2 млрд долю в строящемся СПГ-заводе на востоке Австралии, а также договорилась о покупке 5 млн тонн в год СПГ — но из «портфеля» BG Group.

BG Group — изначально один из осколков British Gas, образовавшийся при разделении компании во время либерализации отрасли. Сейчас BG Group — активный игрок на мировом рынке СПГ. Именно BG Group досталось 5,5 млн тонн в год СПГ с единственного пока строящегося американского завода. Цена на этот газ — с привязкой к американскому спотовому рынку.

Договор BG Group и китайской CNOOC заключён на 20 лет, а начало поставок запланировано на 2015 год. Нетрудно заметить, что практически все параметры сделки соответствуют контракту на покупку СПГ самой BG Group у американской Cheniere. Более того, согласно некоторым авторитетным комментариям, формула цены СПГ в договоре CNOOC и BG также привязана к американским хабам.

Фактически BG Group закупает американский СПГ и затем перепродаёт его китайской CNOOC. Таким образом четверть из утверждённого на данный момент объёма американского газового экспорта окажется в Китае. Это, кстати, не противоречит правилам, так как строящийся завод Cheniere получил разрешение на экспорт в любые страны. Но факт остаётся фактом — при посредничестве британской BG Group американский СПГ пойдёт прямиком на китайский рынок. 

фото: REUTERS

Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии