- 19 декабря, 2018 -
на линии
ЭнергоКурс

Энергетические войны. Часть 2. Китай, Австралия и российский интерес

 В предыдущем комментарии мы отмечали, что, укрепляя экономические связи с Канадой, Китай решает сразу две задачи. Во-первых, получает доступ к дополнительным источникам углеводородов, чему в общем-то США стараются противодействовать. Одновременно Китай лишает сами Соединённые Штаты канадской топливной «заначки», которая им может понадобиться на тот случай, если успехи сланцевой добычи в США окажутся непродолжительными.

Сейчас же посмотрим, как выстраиваются отношения Китая с ещё одной развитой страной — экспортером сырья — Австралией. Китай закупает здесь самое разнообразное сырье: уголь, железную руду, цветные металлы. Но мы по традиции уделим основное внимание торговле СПГ.

Географическая близость Австралии к юго-восточным районам Китая, районам наиболее развитым, а потому являющимся основными потребителям СПГ, казалось бы, делает покупки сжиженного газа у этой страны наиболее естественным решением проблемы. И действительно, по итогам прошлого года Австралия оказалась на втором месте по объёму поставок сжиженного газа в Китай.

Однако есть как минимум одна деталь, портящая эту «идиллию» в отношениях двух стран. Австралия — союзник Соединённых Штатов. И не просто союзник, а возможный участник «антикитайской коалиции» наряду с Индией и Японией. Да, в настоящий момент градус напряжённости между Пекином и Вашингтоном как будто бы снизился. Но ясно, что в долгосрочном плане Китай рассматривается Штатами как основной конкурент на мировое лидерство, и в любой момент ситуация может измениться.

Не понимать этого в Китае не могут. И поэтому Китай пытается создать с Австралией максимально тесные экономические связи — не только путем замыкания на себя экспорта из этой страны, но также путём непосредственного вхождения в добычные проекты на австралийском континенте. Вот лишь несколько недавних примеров: Petrochina (дочка CNPC) покупает долю BHP в одном из австралийских проектов по сжижению газа. Цена сделки — 1,7 млрд долларов. Ещё 2 млрд долларов китайская CNOOC инвестирует в СПГ-производство на востоке Австралии (Queensland LNG). И это только новости последнего месяца, китайские компании делали подобные инвестиции и ранее.

Конечно, тут есть и экономический аспект: подобные вложения фактически позволяют вернуть компаниям часть затрат на покупку газа через долю в прибыли производителя СПГ. Как представляется, не менее важна и политическая составляющая. На фоне активного участия Китая в экономической жизни страны сделать антикитайский разворот, если того попросят США, Австралии будет всё сложнее.

В то же время эта схема не остаётся полностью свободной от рисков. Пока политически Австралия ориентируется на западные страны, а значит, от возможных «неожиданностей» Китай застрахован быть не может. В практическом плане это означает одно — Китаю нужно диверсифицировать источники газовых поставок. По итогам прошлого года структура импорта СПГ выглядела следующим образом:

Как видно из рисунка, основная часть импортируемого СПГ приходится на Австралию, а также Катар. На который, строго говоря, полностью полагаться тоже непредусмотрительно. В первую очередь потому, что весь катарский экспорт СПГ завязан на Ормузский пролив, а значит, в случае возникновения напряжённости в регионе поставки СПГ приостановятся.

Но в прошлом году Китай импортировал только 15 млн тонн СПГ в год. В ближайшие годы эта цифра удвоится-утроится, поэтому не менее интересны новые контракты. Их список можно посмотреть по ссылке (данные на 2011 год, но за последние два года Китай заключил контракты на небольшой объём новых поставок, так что эти цифры неплохо отражают и текущее положение дел). Как видно, основной прирост приходится именно на Австралию, которая может стать основным поставщиком СПГ в Китай, а также, в меньшей степени, на тот же Катар. Напомним, что к 2020 году Австралия обгонит Катар по объёму производства СПГ, в связи с этим недавно мы опубликовали краткий обзор СПГ-индустрии Австралии. А уже в мае этого года Китай договорился о покупке еще 5 млн тонн СПГ — и опять из Австралии.

Интерес для России в данной коллизии очевиден. За разговорами об обилии источников газа для Китая остаётся недосказанным главный момент — надёжность поставок. И пока появляются подобные доклады (Удушение: контекст, проведение и последствия американской морской блокады Китая), и не где-нибудь, а в Фонде Карнеги, Китай будет смотреть в сторону трубопроводных поставок из Средней Азии и России.

Причём будущий российский трубопроводный экспорт выглядит наиболее привлекательным в плане стабильности. Ведь газопроводы из Средней Азии проходят через СУАР (Синьцзян-Уйгурский автономный регион), где существует проблема сепаратизма, подогреваемая, кстати, теми же Соединёнными Штатами. Изначально, когда в качестве базового планировался «западный» маршрут для российского газа в Китай, газопровод также должен был проходить через СУАР. Но после того как Россия отказалась от «западного» маршрута поставок в пользу «восточного», по надёжности будущие российские поставки очевидно выигрывают у среднеазиатских конкурентов. 

фото: REUTERS

Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии