- 24 октября, 2017 -
на линии
Войны

Экономика "европейского ислама": пока все сражались с русской пропагандой

Катарский кризис вдруг заставил Евросоюз задаться вопросом, кто платит за мечети в Старом Свете. Не то, чтобы христианский континент совсем это не волновало раньше, но как-то мало кто был настроен забивать себе голову подобными ребусами в эпоху, когда высшей добродетелью считалось принять у себя нелегального гостя с Ближнего Востока, представлявшегося беженцем и вышибавшего у хозяина слезу душераздирающими рассказами, как плохо жилось «где-то там в непросвещенном арабском мире».

Общеевропейские ценности, которые жители ЕС почему-то упорно считали общечеловеческими, обязывали не просто протянуть руку ближнему, но и принуждали терпимо относиться к его ненастроенности отступать от своих канонов. Гости, между прочим, притекая и раньше (в меньших, правда количествах, чем во времена сирийского конфликта), менять веру в Аллаха на веру в Христа не то, чтобы не спешили, а категорически отказывались. Но в качестве угрозы жизни европейцами это не воспринималось.

От нежелания мусульман перекрещиваться политкорректные христиане просто отмахивались, благо любая из церквей в странах ЕС от государства отделена, самофинансируется и самоокупается. Католикам, правда, некоторых странах (Испании, например) правительства еще и платят. Мусульманам же сразу объяснили, чтобы на субсидии не рассчитывали. Ну, и если «музыку заказывает тот, кто платит», а о плате речь как раз не идет, то и не следует диктовать «музыкантам», какие мелодии и ритмы им исполнять.

Такой «бедный» (потому что официально бездоходный) ислам всех устраивал, пока на горизонте, пусть и на удалении в несколько тысяч километров, не возникло ИГ (запрещено в РФ – прим. авт.), а бедный ислам не стал подозрительно богато выглядеть и весьма агрессивно вербовать христиан и атеистов поклоняться Аллаху.

Впрочем, еще год назад эта агрессия умы в правительствах Европы не занимала, поскольку американский патрон диктовал Евросоюзу необходимость приема иноверцев с соблюдением смирения в отношении презрения, высказываемого пришельцами к нормам жизни хозяев. Заокеанский шеф за уважение европейцами чужих нравственных ценностей обещал свое покровительство в международных делах, финансовую поддержку и военную защиту, а сама Европа своей головой жить не стремилась.

Думать Европе пришлось начать, когда сменился глава Белого Дома. Новый хозяин Овального кабинета, во-первых, скептически отнесся к возможному трансатлантическому партнерству, во-вторых, вполне по-рэкетирски потребовал с союзников увеличить плату за крышу, а в-третьих, обозначил свои приоритеты на Ближнем Востоке, обещающие европейским христианам новую порцию унижений от мусульман.

Мало кто в ЕС сомневается в том, что катарский кризис возник не сам по себе. Еще меньше думают, что страны персидского залива, вдруг разорвавшие с Катаром отношения, сделали это по собственной воле. Но многолетняя привычка подчиняться Вашингтонскому кнуту в обмен на обещание пряника сработала и на этот раз: ЕС узрел в Дохе главного финансиста насаждаемого в Европе ислама.

Италия одной из первых заявила, что строительство и содержание мечетей в этой стране осуществляет Катар. В 2016 году этот карликовый нефтяной гигант выделил мусульманам Апеннинского полуострова 25 миллионов евро, на которые им удалось построить 43 мечети.

О 200 миллионах, которые Саудовская Аравия еще в 2015 г. была готова выделить мусульманам Германии на строительство 200 мечетей, почему-то никто не вспомнил. Сегодня же всех европеистов захватил вопрос, прозвучавший со страниц итальянского издания Il Giornale: «До каких пор наше правительство будет закрывать на это глаза?»

Вопрос сам по себе замечательный – поставлен он таким образом, что призывает пожурить руководство страны за последствия, но никак не агитирует поинтересоваться причинами явления. А между тем, деньги мусульмане получают в качестве финподдержки не пустых идей и теоретических разработок, а под готовые проекты – не просто попилить фонды и отчитаться подписями сотен тысяч, получивших по паре евро матпомощи. Деньги направляются на строительство. Для которого – внимание, если кто не знал – сначала требуется сделать землеотвод. То есть сначала кто-то должен рассмотреть заявку на возведение храма чуждой христианам веры на христианской земле. И этот (эти) кто-то должны согласиться продать участок. Кто ж в государстве землеотводами занимается, за кем последнее слово в выделении государственной земли?

Вопрос риторический, сомнительно, что число правильно на него ответивших будет меньше 100% количества тех, кому он был задан.

Между прочим, тот же самый Катар инвестирует и в развитие ислама в Испании. Но власти пиренейского королевства предпочитают не акцентировать внимание на этом. Причина проста: главное – не в том, что Катар готов был построить в Испании 150 мечетей в срок до 2020 года, а в том, что Доха даст денег на ремонт и обновление Кафедральной мечети Кордовы – жемчужины архитектурно-религиозного искусства мирового значения, на которую у собственно испанского правительства денег нет.

И еще одно «между прочим», касающееся той же Испании. Не так давно мэр Барселоны Ада Колау, знаменитая своими заявками превратить каталонскую столицу в город-убежище для плывущих через Средиземное море в поисках лучшей жизни, подняла вопрос о строительстве в Барселоне крупнейшей в Европе мечети. Это, по мысли главы барселонской администрации, «явилось бы высоким символическим проектом» и «наглядно продемонстрировало бы религиозный плюрализм» столицы Каталонии.

Вопрос о строительстве этой мечети в Барселоне возникает не впервые. Несколько лет назад его уже закрывали, потому что некоторым людям из предыдущего состава мэрии пришла в голову мысль, что мусульмане не стремятся адаптироваться к европейской культуре вообще и католицизму в частности, так что это будет игра каталонцев против самих себя. На уничтожение того общества, которое они веками создавали.

Молельных исламских центров в автономии насчитывается сегодня 214, по этому показателю Каталония впереди Испании всей, в которой в целом зарегистрировано около 1400 мечетей. Той самой Испании, что ранее была известна своей фанатичной преданностью католицизму вплоть до «вправления мозгов еретикам с помощью инквизиции».

Во Франции мусульманских религиозных центров около 2450, в Великобритании – примерно 1700. Можно перечислять дальше, но проще не тратить на это время, назвав главную цифровую характеристику: под данным испанского издания El Confidencial, только Саудовская Аравия расходует на поддержание ислама в Европе от 2 до 3 миллиардов долларов в год. А еще в числе спонсоров состоят (кроме уже упомянутого Катара) Алжир, Марокко, Турция. И это – только учтенные, «белые» деньги. Которые, по свидетельству того же издания, составляют едва 30% от реальных объемов поступающих в страны ЕС средств от мусульманского мира. Остальные 70% завозятся наличными, приходят через арабскую систему «переводов на доверии» хавалу и другими путями.

Ответ на вопрос, почему же исламу открывают двери европейские правительства, выделяя земли под строительство мечетей, которые зачастую становятся проводниками салафизма и джихадизма, зарыт в этих самых неучтенных, черных, коррупционных (называйте, как хотите) 70%. Нет сомнения, что и толерантность по отношению к выражаемому иноверцами неуважению христианских ценностей Европы в большей степени гнездится там же. Да и американское давление, о котором говорилось выше, тоже вряд ли производится бессребрениками.


Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии