- 23 августа, 2019 -
на линии
Общество

​Джованни Пиранези о духе, туризме и инфантилизме

Люди, живущие на обломках великих империй, для потомков всегда выглядят жалко. Развешивая на протянутых между колонн веревках мокрое белье, купая свиней в античных фонтанах с нептунами и наядами, прячась в тени триумфальных арок человек Средневековья, по крайней мере, оставался самим собой: он брал от великого наследия то, что было нужно именно ему.

Для великого графика Джованни Баттисты Пиранези, чьи работы выставляются сейчас в ГМИИ им. А.С. Пушкина, такой подход уже не выглядит естественным. Античный храм для него не лесная чаща, а фонтан – не лужа; помимо функции дарить тень или спасать от жажды они несут в себе грандиозную мощь человеческого духа, способного уловить гармонию сфер и на равных общаться с богами на языке мудрости и красоты. Высокие своды и точеные капители нужны не тем, кто смотрит под ноги, но тем, кто увлечен славой побед, верит в будущее и готов дотянуться до звезд. В эпоху Просвещения, когда «простой человек» объявлялся способным управлять миром и обществом с помощью своего разума, Пиранези совершил настоящий и не до конца понятый интеллектуальный кульбит. Он упростил и принизил современника, расположив его на фоне архитектурных шедевров – недосягаемых, неповторимых, непостижимых.

Этот сарказм был по достоинству оценен власть предержащими. Медные доски с гравюрами венецианского архитектора были выкуплены лично Папой Римским и помещены в государственную Калькографию – ведь людям трудно более наглядно объяснить место человека во Вселенной. Грязные улочки возле величественных руин были расчищены и замощены; руины объявили памятниками, отгородили ленточкой и поставили кассы для продажи билетов туристам. Вошедшие в путеводители достопримечательности стали местом необычайной притягательной силы: на фотографиях, развешенных в музее рядом с офортами мастера по принципу «было-стало», античные шедевры буквально тонут в море голов желающих зачекиниться и сделать селфи.

Миллиарды сделанных на телефон фотографий уже не имеют ничего общего с попыткой увидеть прекрасное в том, на что другие не обращают внимания. Напротив, это проекция страха быть «не как все», боязнь смотреть туда, куда другие не смотрят.

Что ж, было время, когда люди коллективно не замечали красоты античных зданий, пришло время, когда люди коллективно ее боготворят. По-сути, разница не велика, и офорты Пиранези были не единственной причиной этой трансформации.

Гораздо важнее, по-моему, открытое Пиранези неверие в собственные силы, роднящее жителей средневековья и наших современников. Офорты мастера кричат о том, что одухотворенный великими идеями труд может дать не меркнущий в веках результат, - но этого не дано слышать карликам, стоящим на плечах гигантов.

От редакции: суждения ув. авторов в рубрике "Мнения" могут не совпадать с мнением редакции и не являются рекомендацией к каким-либо действиям.

Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии