- 15 декабря, 2018 -
на линии
ЭнергоКурс

Дождутся ли США своего «газового оружия»? Еще раз о перспективах американского экспорта сжиженного природного газа

Признаться, даже неудобно в очередной раз напоминать уважаемым читателям, что помимо единственного строящегося СПГ-завода в США другие проекты по-прежнему не получили полного комплекта разрешений. То есть ни одного окончательного решения по строительству новых мощностей по сжижению почти за два года (а точнее, с июля 2012 года — именно тогда было решено строить первый завод) не появилось.

Но в этом напоминании есть необходимость — слишком уж активно за последние недели англосаксонские СМИ и их российские ретрансляторы пугали нас американским «нефтегазовым оружием». Сначала — в виде явной пропаганды, чуть позже — несколько объективней, признавая, что если вдруг заметные объёмы американского СПГ и появятся в Европе, то не раньше 2020 года.

Непростые формальности

А что же на самом деле? Сначала позволим себе напомнить, что механизм выдачи разрешений состоит из двух этапов. Во-первых, это принципиальное разрешение на экспорт от американского Минэнерго (оно действительно уже есть у нескольких проектов с приличной суммарной мощностью). Но для того, чтобы начать строительство, необходимо ещё и разрешение Федеральной комиссии по энергетике (FERC). Официально считается, что именно первое разрешение отвечает за влияние проекта на американскую экономику, в то время как «отмашка» FERC — формальный момент, где проверяются экологические и технологические нормы самого завода.

Однако сейчас есть все основания предполагать, что именно с помощью этого второго якобы «формального» разрешения США затягивают запуск строительства своих производств, будучи до конца не уверенными в их последствиях для американской экономики. В пользу этого говорит то, как развивается ситуация с первоочередным претендентом на «добро» от FERC — проектом Freeport LNG. Правда, отсюда ЕС всё равно ничего не достанется — подавляющая часть СПГ с будущего завода уже законтрактована для Японии. Но нам сейчас интересен план запуска стройки.

После того как прошлой весной Freeport LNG получил разрешение Минэнерго, он подал заявку в FERC. Согласно графику, это одобрение должно быть получено в первом квартале текущего года. Когда стало ясно, что этого не произойдёт, менеджеры проекта надеялись на 2-й квартал. И вот свежие новости: теперь будет удачей, если разрешение удастся получить к середине 2014 года. В таком случае примерно через 45 месяцев (то есть почти через четыре года) будет запущена первая линия, а вслед за ней, ещё через полгода и год соответственно — вторая и третья. В общем, аккурат к 2020 году — но в Японию.

Наверняка именно это разрешение всё же будет выдано (может быть, ещё позже). Но задержка с Freeport, возможно, означает, что и остальные запросы будут обрабатываться столь же неспешно — а тем временем в США продолжат изучать объективную картину, складывающуюся на рынке.

Рост внутреннего спроса: генерал Мороз и новые экостандарты

Причины сомнений в необходимости масштабного экспорта понятны. Предсказать среднесрочное (то есть на интервал около 10 лет) будущее «сланцевой революции» сейчас, строго говоря, невозможно. Долгое время державшиеся на низком уровне внутренние цены на газ добавляли аргументов сторонникам экспорта, среди которых в основном сами газодобытчики.

Но этой зимой вмешался «генерал Мороз» — причём на этот раз на самом американском континенте. Рекордно холодная зима привела к повышению цен на газ, которые выросли с типовых в последнее время 3,8–4 долл. за млн БТЕ до 6 долл.

Правда, сейчас наблюдается некоторое снижение до 4,5 долл., а прогноз ожидает выход на 4,3 долл. на ближайшие как минимум пару лет. Но как получится на самом деле — сказать сложно. Для сомнений в новом снижении цен на длительный срок есть несколько причин.

Во-первых, опять же рекордное опустошение этой зимой подземных газовых хранилищ в США. Запасы снизились ниже психологически важной отметки в 1 трлн кубических футов (примерно 30 млрд кубометров) впервые с 2003 года. Соответственно, в сезон закачки (апрель-октябрь) для заполнения хранилищ нужно потратить большие, чем обычно, объёмы газа, и это будет оказывать поддержку ценам. Закачать же придётся 2,5 трлн кубических футов — рекордный объём за историю отрасли (предыдущий рекорд был зафиксирован в 2001 году). И даже в этом случае к началу следующего отопительного сезона в хранилищах окажется меньше газа, чем в последние пять лет.

Во-вторых, темпы бурения. Учитывая традиционную гибкость американской газовой индустрии, количество работающих на газ или нефть буровых установок часто хорошо отражает ценовую конъюнктуру, оперативно перестраиваясь под текущую ситуацию. Но на этот раз буровые (около 345 установок) так и не обратили внимания на рост цен и остались на минимальных уровнях, дожидаясь дальнейшего подорожания газа. Это отражает тот факт, что средняя по отрасли себестоимость добычи сланцевого газа составляет 5–6 долл. за млн БТЕ (хотя на отдельных месторождениях есть и более дешёвый в добыче газ). В свою очередь (после того как возможности интенсификации с помощью методов кустового бурения исчерпываются), стагнация темпов бурения означает и стагнацию самой газовой добычи.

А спрос на газ будет расти. Это связано в первую очередь с массированным выводом угольных ТЭС, который придётся на ближайшие годы из-за ужесточения норм по выбросам тяжёлых металлов и кислотных оксидов (подробнее об этом — в предыдущем материале). Одновременно подрастут и цены на газ. Ведь если сейчас угольная генерация вновь становится выгодней, как только цены на газ достигают 5–6 долл. за млн БТЕ (средние оценки), то с ужесточением норм по выбросам на угольных ТЭС газ сможет оставаться конкурентоспособными даже при большей цене.

Всё это говорит о том, что даже на уровне 4–4,5 долл. за млн БТЕ газ в среднесрочной перспективе (как того ожидают американские прогнозы) может и не удержаться. И если добавить к этому потенциальный экспорт газа в виде СПГ, то о реиндустриализации США можно забыть.

Страшилки старые и новые

Таковы неопределённости «газового оружия» США для вытеснения российских поставок с европейского рынка. Наверное, какие-либо заметные объёмы американского СПГ действительно появятся. Только не через два года, а лет через пять. И не для Европы, а для Азии. Почти как в анекдоте от армянского радио.

Пока же через два года ожидаем американского СПГ с первого строящегося завода. Именно на этот газ по-прежнему надеется Литва, которая не понимает, что ей теперь делать со свежепостроенным терминалом по приёму СПГ, но без газа.

Частично газ с первого завода пойдёт азиатским импортёрам. Частично — европейским компаниям, которые, правда, по совместительству и крупные международные трейдеры на рынке СПГ. Поэтому не исключено, что они законтрактовали или законтрактуют этот газ также для азиатских потребителей. Что будет с этими объёмами — победит европейская солидарность или экономически более выгодное решение — узнаем. В любом случае, речь идёт об уровнях в 10 млрд кубометров газа в год. Примерно столько же, как недавно стало известно, к 2016 году внепланово недосчитается добыча в Нидерландах.

P.S. Напомним, что около пяти лет назад (когда из-за первой волны кризиса обвалились цены на нефть и газ, а Катар продавал свой СПГ в Европу даже дешевле себестоимости) «доброжелатели» нам предрекали экспансию катарского газа на европейский рынок и потерю Россией своих позиций. Недавно были опубликованы данные за прошлый год: доля поставок из Катара на европейском газовом рынке (ЕС-27) снизилась до 4% по сравнению с 6% годом ранее.

 

Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии