- 22 октября, 2018 -
на линии
Политика России

Донбасс: что может и должна Большая Земля

На фоне президентских выборов четвёртая годовщина воссоединения Крыма с Большой Землёй несколько потерялась, а между тем она даёт очередной повод задуматься о проблемах на нашем юго-западном направлении. Крымчане, конечно, праздновали, и я искренне за них рад, тем более что был причастен. Крымчане также впервые голосовали на выборах президента России, и это голосование по сути тоже можно отнести к праздничным мероприятиям.

А вот на Донбассе было как-то совсем не до праздников. Ждали предвыборного обострения, проходила информация, что оппоненты готовят провокацию, непосредственным фигурантам которой выдана российская форма, а специально обученные журналисты замерли в готовности. Но то ли Киев заигрался там со своим военным переворотом, то ли большие дяди решили сделать упор на иных направлениях, но обошлось пока без этого.

Зато не обошлось без очередных обстрелов разными калибрами. Но это совсем не тот масштаб, который попадает в федеральные СМИ. Где-то в заборе стало на десяток дырок больше, где-то бойца убил снайпер, где-то снарядом разнесло крышу дома, где-то ребят на позиции посекло осколками… Рутина позиционной войны…

С голосованием для граждан России, находящихся на территории республик, в отличие от Крыма, тоже, кстати, не сложилось. Обсуждался вопрос об открытии избирательных участков, но потом ЦИК всё-таки решил, что надо согласовывать вопрос с Киевом, а поскольку Киев, естественно, ничего подобного не согласует, россиянам было предложено выезжать для голосования на территорию России или Украины. Последнее особенно актуально для «оккупантов» в свете «закона об интеграции». О квашеной капусте я уже молчу…

В общем, кому-то праздник, а кому-то – полная незабываемых ощущений и бьющая ключом (временами по голове) жизнь в «серой зоне» с непонятными перспективами.

Я отлично понимаю, что перед страной сейчас стоят очень серьёзные вызовы – экономические, политические, военные и т.д., и проблема Донбасса может казаться не относящейся к числу державных приоритетов.

Однако, во-первых, эта проблема касается почти четырёх миллионов живых людей, которые уже скоро четыре года как держат очень важный рубеж, и помочь им кроме нас некому. И не надо говорить, что они там «неправильно восстали». Крымчанам, в отличие от жителей Донбасса, просто очень сильно повезло, поскольку полуостров является стратегически важным объектом, и, если отложить в сторону всю духоподъёмную патриотическую риторику, следует констатировать, что его возвращение в обстоятельствах, сложившихся в феврале 2014 года, было жизненно необходимо в интересах национальной безопасности. В противном случае, там тоже получилось бы «неправильное» восстание.

Во-вторых, фактор Донбасса играет существенную роль во внутриполитической жизни страны. Вот Владимир Владимирович говорит: «Очень важно привлечь на свою сторону и тех, кто мог голосовать и за других кандидатов. Нам это единство нужно для того, чтобы двигаться вперёд». А я знаю немало людей, голоса которых ушли в те самые 13 процентов в первую очередь из-за Донбасса. И не надо говорить, что это всё сплошь «пятая колонна», играющая на руку врагу. Многие из этих людей, в отличие от диванных патриотов, четырнадцатый год провели в окопах.

И, в-третьих, Донбасс – это ключик к решению вопроса с Украиной в целом, а этот вопрос относится к сфере наших жизненно важных интересов. Провальная политика нашего МИДа на украинском направлении в довоенный период привела, в числе прочего, к тому, что никаких серьёзных общественных структур, которые могли бы стать эффективным противовесом майданным структурам, создано не было. Нечто подобное, с учётом обстоятельств, предполагающих уже не только политическую, но и военную составляющую, формируется в республиках Донбасса, но будет ли оно соответствовать поставленным задачам – большой вопрос. Ключик-то можно сломать или потерять…

Отставляя в стороне дипломатическую риторику (ибо так положено), следует понимать, что вооружённое противостояние на Юго-Востоке Украины – это фактически прокси-конфликт в форме гражданской войны, развязанный США против России, в котором каждая из сторон поддерживает своих «подопечных». Донбасс, по сути, – это наш плацдарм. Его начали выгрызать тем самым «неправильным» восстанием местные активисты в начале апреля 2014-го, а затем уже подключилась Большая Земля с «военторгом» и «северным ветром». И, фигурально выражаясь, батальоны на этом плацдарме просят огня.

Я не говорю об официальном признании республик, потому что я реалист и понимаю, что это контрпродуктивно хотя бы по той причине, что в этом случае распространение проекта «Донбасс» (пусть даже в его нынешнем крайне несовершенном виде) на подконтрольную киевскому режиму территорию в качестве тарана для проекта «Украина-антиРоссия» будет крайне затруднено.

Но есть вещи, на которые Большая Земля может и должна повлиять.

Большую тревогу вызывают социально-экономические проблемы в республиках. Перевод целого ряда важных для региона предприятий под внешнее управление в марте прошлого года никаких особых позитивных изменений в жизнь простых людей не принёс. Уголь по всяким хитрым схемам успешно отгружается, но вот зарплаты не растут. Металлургия практически лежит, потому что промышленная кооперация прервана войной, и сейчас толком ни поставок сырья, ни рынков сбыта. Беспрепятственный выход продукции аграрного сектора на российский рынок открыт только для некоторых избранных, а для остальных – на общих с Украиной основаниях. В итоге республики тупо сидят на дотациях, и о каком-то экономическом развитии говорить пока не приходится.

Армейское строительство в республиках – ещё одна серьёзная проблема. Решение о преобразовании атаманских отрядов 14-го года в единую структуру с централизованным управлением и снабжением было абсолютно правильным, но его реализация оставляет желать много лучшего. Если уж консультанты взялись помогать, так надо в первую очередь думать о подготовке по-настоящему боеспособных частей и подразделений, а по факту главную озабоченность вызывает чистота подворотничков, чёткость линий заправленных кроватей и прямизна колышков на полигонах. Плюс ворох отчётности, в которой тонут офицеры младшего и среднего звена. Причём отчётность эта зачастую откровенно фиктивна, ибо начальство требует.

И, конечно же, особую, нескрываемую любовь испытывают жители республик к «минскому процессу», подкрепляя свои чувства крепчайшими выражениями. Изначально мирные договорённости имели смысл, потому что объективно сил и средств для развития наступления у республик не было, и не надо рассказывать сказки о победоносном ополчении, которое коварный Путин предательски удержал от взятия Киева (мы летом котлы не могли толком закрыть, а зимой сил еле-еле хватило на Дебальцево). Но теперь уже совершенно очевидно, что этот самый «минский процесс» сдох окончательно и бесповоротно. И дипломатическую риторику, и практические действия в отношении официального Киева необходимо менять. После «закона об интеграции» – какой уже к лешему «Минск»? И вообще не пристало державе, претендующей на роль лидера в восстании против глобалистского миропорядка, утираться брошенной в морду квашеной капустой.

…В Крыму, конечно, тоже далеко не всё гладко, масса проблем. Но там, слава Богу, нет войны. А на Донбассе есть. И проблемы там посерьёзнее. Я очень хорошо понимаю, что Родина о плацдарме не забывает. Владислав Юрьевич вон вполне красноречиво поздравлял военных и силовиков республик с Днём защитника Отечества. Отлично понимаю и то, что главный удар наносится на другом, южном, направлении. Но батальоны просят огня…

Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии