- 28 июля, 2017 -
на линии
Общество

Добро пожаловать в реальный мир. Это мир "боярышника"

…На рыбалках меня пытались зарезать дважды.

Егеря.

И если в первый раз это был с трудом передвигающийся толстый казах под Астраханью, то со вторым пришлось повозиться: жилистый, крепкий русак в Восточной Сибири, только-только «дембельнувшийся» из рядов славной российской армии.

С утра, кстати, оба ничего не помнили и долго и мучительно извинялись.

Тут все просто, причина одна – алкоголь.

Но это, разумеется, еще не все.

Готовить «синьку» (рецепт, извините, не привожу) из клея БФ я научился в славные и спокойные «брежневские времена», в короткий период работы на флагмане советской промышленности. Увы, обанкротившемся и ныне не существующем дважды орденов Трудового Красного Знамени московском заводе «Фрезер». И мы тогда не были никакими «маргиналами»: лично я до сих пор горжусь тем, что «дослужился» до слесаря-инструментальщика аж четвертого разряда. Позже, когда я служил во вполне «элитных» частях советской еще армии, самым любимым и доступным напитком у нас был одеколон «Тройной».

Ну да, - это, конечно, «страшная пьющая Россия».

Я об этом потом долго, смеясь, вспоминал, когда нам с парнями удалось, к счастью, отобрать совершенно устрашающего размера мачете у в дупель пьяного и абсолютно белого туземца в тихом вечернем северо-восточном Лондоне в районе King's Cross. Или когда мы счастливо отбились от трех совершенно скинхедского вида бухих отморозков с битами во время выезда со «Спартаком» во вполне туристический Амстердам. А в искренне мною любимом Лиссабоне мы, помню, как-то лежали в забегаловке на полу, вперемешку с безумно вкусными местными сардинами, пока две местных компании горячих португальских парней постреливали по пьяни друг в друга вплоть до приезда полиции. Которая их всех довольно спокойненько повязала: к счастью, люди были в такой хлам, что никто толком не пострадал.

Это я, собственно, к чему.

Люди, вы с какой пальмы, собственно говоря, свалились?!

Для вас до сих загадка, что люди в России и не только в России пьют, причем любую подходящую гадость, и по пьяни учиняют всеразличные безобразия? Для вас такая тайна, сколько народу ежегодно травится всеразличной суррогатной гадостью? Для вас такой адский секрет, для чего многие покупают «боярышник» и «стекломой»?

На самом деле – это действительно страшная проблема, это беда, которая живет рядом с нами. На соседней улице, в соседнем дворе, в забитом вечернем троллейбусе или маршрутке, да зачастую даже в соседней квартире, наконец.

И с этим надо не закатывать истерики, объявляя случившееся едва ли не террористическим актом. Данной проблеме не полтора дня. И для начала для борьбы с ней было бы неплохо хотя бы просто полностью поставить под государственный контроль (а, лучше, под государственную монополию) оборот любых спиртосодержащих жидкостей.

А не увеличивать цены на алкогольную продукцию (скажите, какая взаимосвязь), как предлагают некоторые отчего-то, ссылаясь на «финский опыт». Любителям «финского опыта» просто рекомендуем посетить, допустим, любимое финское развлечение: туристический паром Хельсинки-Стокгольм. И убедиться, что в Стокгольме финны отчего-то на берег не сходят, им и так хорошо. Тут лучше другой пример, из не очень любимой мною, но вполне годящейся для определенных заимствований Америки: помню, как был искренне поражен, когда увидел в специальных «магазинах для бездомных» массу дешевого и дурного, отвратительного на вкус, но безопасного кукурузного пойла, чуть ли не два доллара за литровую пластиковую бутылку. И помню, как был благодарен за мудрость своему приятелю, неплохому и довольно успешному нью-йоркскому художнику родом из воюющего ныне Донбасса. «Знаешь, - сказал он мне тогда, - здесь правильно говорят: «попасть под мост» (местный эвфемизм, - спиться, забродяжничать, как у нас бы сказали «забомжевать», прим. мое) может каждый. Но из-под моста человек, если очень захочет, все-таки сможет выбраться. С того света еще не выбирался пока никто и никогда».

И определенная, пусть и страшноватая, логика в этом совершенно точно есть.

Увы.

Короче говоря, проблема эта – страшная, жуткая проблема, - она, безусловно, существует.

Но вот та истерика изумленной «чистой» медийной и интернет-публики, внезапно узнавшей, что в стране, оказывается, пьют суррогаты и травятся ими – она ее вот совершенно точно не разрешит. Просто серьезные проблемы требуют серьезных решений, а не вот этого ничуть не менее отвратительного, чем само пьянство чистоплюйского телевизионного бла-бла-бла.

Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии