- 13 декабря, 2018 -
на линии
Экономика страны

Дань или не дань. Стоит ли "инвестировать в иго"

От ув. Редакции: мы завершаем дискуссию о хранении российских денежных резервов в американских ценных бумагах. Предыдущие реплики дискуссии: первая (А. Разуваев: почему это не дань), вторая (Д. Адамидов: почему это дань), третья (В. Исаев: почему это не дань), четвёртая (Д. Адамидов: почему нынешняя мировая система ущербна), пятая (А. Разуваев: почему нельзя "вкладывать деньги в экономику России"), шестая (В. Исаев: почему никто не хочет краха мировой системы, которую все не любят), седьмая (Д. Адамидов: о будущем месте России в мировом разделении труда). В. Исаев завершающий текст дискуссии написал вчера, сегодня свою финальную реплику подаёт Д. Адамидов.

Если использовать шахматные термины, то наша дискуссия неумолимо приближается к эндшпилю. По крайней мере В. Исаев недвусмысленно об этом заявил в своем последнем материале. Правда, к финалу партии каждая из сторон остаётся при своих убеждениях.

Хотя в последнем материале Владислав, на мой взгляд (пусть и не прямо), всё-таки признал, что мы обсуждаемую «дань» платим.

Например, я не могу однозначно утверждать, что платить дань – это всегда плохо. Скажем, когда Русь платила дань Орде, на контролируемом Чингизидами пространстве восстановились нарушенные прежде в ходе междоусобиц торговые пути, необходимость платить дань серебром стимулировала торговлю и ремесло. Это, а также грамотное использование ордынской силы во внутри феодальных разборках, в итоге позволило Москве консолидировать под своим управлением русские земли, накопить деньги и силы, а потом шаг за шагом поглотить Казанское, Астраханское и Сибирское ханства, а со временем и Ногайскую орду с Крымом. Так что в итоге получилось, что Русь той данью отчасти оплачивала услуги Орды, а в некотором смысле инвестировала в свои будущие владения”

Аналогия с Ордой получилась, конечно, яркая, но, к сожалению, малодостоверная. Если обратиться к фактам, то приходится признать, что вообще-то говоря, Орда сначала развалилась изнутри от не прекращавшейся почти 120 лет смуты, а уже потом её наследники стали оспаривать право на символический ордынский капитал. А, как говорит Владислав, «накопить деньги и силы» ни у кого особо не получилось, потому что большую часть материальных богатств достались Тамерлану, который в 1396 году разгромил Тохтамыша и дотла сжег Сарай и другие ордынские города по Волге, предварительно унеся все ценное в Хорезм (подробнее про коллизию дележа ордынского наследства можно почитать тут)

Но в конце концов, это не так важно. В материалах Владислава всегда есть как минимум одна важная мысль, которая позволяет придать дискуссии важный оборот. В последнем материале эта мысль звучит следующим образом: «Мы друг друга всё равно не поймём, поскольку изначально живём в разных конструкциях мироздания».

Вот как раз о «конструкциях мироздания» и хочется поговорить. Правда мне придется перед этим немного «потрясти медалями», чтобы объяснить откуда берутся указанные различия. И В. Исаев, и А. Разуваев профессионально работают на фондовом рынке, и их мироздание - это деньги и портфельные инвестиции. Сфера технологичная и как правило довольно жестко структурированная.

Я же в силу своей профессии (стратегический консалтинг и структурирование проектов) последние двадцать лет сталкивался с профессиональными задачами преимущественно в реальном секторе: ТЭК, транспорт, металлургия, ЖКХ, комплексное развитие территорий, медиа-бизнес, ритейл, сельское хозяйство, спортивные, медицинские и развлекательные проекты, девелопмент и т.д. и т.п. Были, конечно и сугубо финансовые проекты: например, приходилось готовить займы Всемирного Банка в интересах того же Минфина РФ или правительства Москвы.

Надо сказать, что задачи, на которые обычно приглашают внешних консультантов, для заказчика, как правило, являются нестандартными. Поэтому часто приходится совместно что-то придумывать, изобретать. Но основным критерием в конечном итоге все равно выступает здравый смысл. Он может порой странно проявляться (в зависимости от целого ряда разнообразных факторов и условий), но мой профессиональный опыт привел меня к следующей мысли: здравый смысл всегда можно найти в любом экономическом решении. Основная сложность состоит в том, что система управления может быть построена таким образом, что разумные по отдельности решения по итогу дают негативный эффект (отрицательная синергия). Это легко можно проиллюстрировать на примере с «данью».

Государственный аппарат – огромная и далеко не монолитная структура. Одни чиновники отвечают за размещение средств и работают по одним инструкциям, другие за привлечение - и инструкции у них совершенно другие. Да и подчиненность порой разная. Но и те, и другие так или иначе замотивированы на оборот: чем больше оборот, тем больше премия или иные формы стимулирования.

На сходных принципах устроен и инвестиционный бизнес – инвестбанки и брокеры живут с комиссии. Больше оборот - больше денег в абсолютном выражении заплатят тебе клиенты. Поэтому надо инвестировать много. И в этом отношении рассуждения Александра и Владислава по-своему логичны – любой из нас при осмыслении той или иной проблемы неизбежно апеллирует к личному или профессиональному опыту. Поэтому Александр совершенно искренне писал в одном из материалов, что он всецело поддерживает ЦБ и Минфин в наращивании международных резервов – эта тема для него понятна.

Понятна она и мне. Но есть нюанс – в данном случае мы сталкиваемся как раз с той самой отрицательной синергией. И всё, что я предлагаю, это снять шоры и посмотреть на ситуацию с более широким обзором.

Нужно ли нам создавать столько резервов при нынешней конъюнктуре, если рассматривать ситуацию не только с точки зрения тех кто их размещает, а с позиций общественной пользы?

Действительно ли столь необходимо платить 2 млрд. долларов в год за ликвидность?

Нет ли более рационального способа распорядиться нажитым непосильным трудом, а также нефтяной рентой?

Кстати сказать, мой ответ на данный вопрос не был уж очень радикальным. Но оппонент посчитал, что это «разные конструкции мироздания». Хотя я бы охарактеризовал это как типичные внутрицеховые дрязги, не более того.

Тем не менее в вопросе о «дани» для меня есть крайне важный момент, который касается не уважаемых оппонентов, а системы государственного управления в целом.

В свое время (по-моему это был 2014 год) Оксана Дмитриева, которая тогда была зам. Руководителя фракции «Справедливой России» в Госдуме, выступая на Кондратьевской конференции, произнесла прекрасную фразу. Цитирую по памяти:

«Анализируя действия нашего правительства, поневоле приходишь к аналогиям с шизофренией: там исходный посыл неверен, а всё остальное логично».

Это было сказано в связи с планами правительства по «оптимизации» здравоохранения, но вполне подходит и к нашему случаю. Если рассматривая нами «дань» действительно является данью (в том смысле что мы имеем неформальные обязательства держать в госбумагах США определенный объем средств), и руководство страны это хорошо осознаёт - то это полбеды. В конце концов рано или поздно, как и в случае с Золотой Ордой, это ярмо скинем. Хуже, если это действительно добровольное стремление «надежно инвестировать». Продиктованное искренней верой в примат ликвидности над здравым смыслом. Как говорится, не дай Бог.


Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии