- 24 мая, 2019 -
на линии

Чайка по имени хакер Мун. Забыть о мессиях аутизма и пойти на службу реальному миру

Уважаемые читатели! За последние дни случилось два события с участием давно забытых, а в прошлом крайне влиятельных персонажей. Первым напомнил о себе замечательный писатель Ричард Бах, на 77-м году жизни попавший в авиакатастрофу и что-то там себе сломавший. Вторым – Истинный Родитель, Мессия, Совершенный Отец и прочая и прочая Сан Мён Мун из Республики Корея, просто умерший в преклонном возрасте.

Оба эти персонажа пробуждают во мне, как во всяком городском пареньке 90-х, яркие воспоминания.

Книжку Р.Баха «Чайка по имени Джонатан Ливингстон» в разгар перестройки читали у нас в школьном клубе любителей искусств при зажжённых свечах и задёрнутых портьерах – наравне с «Мастером и Маргаритой» и другими эскапистскими притчами. Там, в книжке про чайку Джонатана, было всё, из чего потом выросла юношеская восприимчивость поколения к расширяющим сознание наркотикам, В.О.Пелевину, кинофильму «Матрица» и всякому такому. Реальность вокруг нас была так горячо невыносима, что в ней очень хотелось воображать себя посторонним, а эскапистские притчи подгоняли подросткам подходящие образы. Неслучайно во всех этих «альтернативных идентификациях» так или иначе фигурировал мотив Свободы и Полёта – то есть, если по-русски, тотальной эмиграции из мира нафиг.

…Если честно, я думал, что Бах давным-давно помер в молодом возрасте от передозировки или ушёл в дзен-буддийские монахи и сидит в каком-нибудь вегетарианском дацане. Так что ему пришлось сломать руку и попасть в новости, чтобы я полез проверять и узнал, что это – бодренький пенсионер с многочисленными жёнами в анамнезе, летающий в свободное время на предметах малой авиации. 

Впрочем, этим моё поколение не удивишь. В конце концов, великий Кастанеда, писавший про светящиеся яйца душ, тоже оказался обычным писателем, нашедшим удачную жилу, читавшим лекции по всему миру и умершим от рака простаты. И Виктор Олегович Пелевин, поначалу фоткавшийся в чёрных очках и не дававший интервью, – тоже, как оказалось, не лама из Бурятии, а москвич-мизантроп, который просиживает месяцами в Берлине и пьёт там кофе, мрачно глядя на мир и придумывая каламбуры. И братья Вачовски, соорудившие первую «Матрицу», не соорудили с тех пор ничего мало-мальски внятного – зато один из них в возрасте под полтинник окончательно сменил идентификацию и из брата стал сестрой.

Это про Баха. Что же касается Сан Мён Муна – то это были те же светящиеся яйца, только в виде фарса. Его секта, в числе прочих, как раз аккуратно подбирала тех, кто слишком всерьёз поверил в летающих индейских магов, летающих Затворника и Шестипалого, летающих чаек джонатанов ливингстонов и летающих Нео. Мун подарил моему поколению (это, если расширять, нынешние 30-40-летние) наглядную уличную антирекламу чайкомании. Вы, вероятно, помните всех этих мальчиков и девочек, почти всегда из другого города, а то и из другой постсоветской республики, подходивших с папочками, представлявшихся каким-нибудь студенческим объединением, клянчивших пожертвования и приглашавших на бесплатный семинар? Весь их вид как бы говорил: «Остановись, хватит воображать себя офигительной нездешней чайкой среди ворон. Если ты продолжишь в том же духе – станешь как мы».

Ужас нашего положения был в том, что других учителей, кроме аутичных придуманных мессий и жадных коммерческих мессий, ни в 90-х, ни позже не было. Почему мы не читали в те годы что-нибудь разумное, доброе, вечное? Если уж про самосовершенствование – то Ивана Ефремова, если про освобождение от ужасной среды – то военную литературу или «Педагогическую поэму»? Ответ прост: это были книжки проигравшей цивилизации. На них лежал такой толстый слой отрицаний и разоблачений, отложенный старшими братьями и старшими товарищами, что к замечательным залежам человекостроительной советской литературы мы заново прорвались уже взрослыми. И то – далеко не все.

Это сейчас любому человеку с мозгом понятно, кто великий учитель жизни – Антон Семёнович Макаренко или Карлос Кастанеда. А тогда поколению, ушибленному чайкоманией, казалось, что Макаренко – это вообще не про то. Какие-то коровники, рабфаки, мечта стать пилотом-полярником… на фига это всё? То ли дело быть светящимся яйцом и путешествовать среди теней в Икстлан.

То было время, когда люди (включая полярников, математиков, инженеров-строителей, педиатров, энергетиков и теплофизиков) были не очень востребованы реальностью. А для того, чтобы удержаться в выталкивающей вас реальности, не выпав и не сбежав, требовалась немалая воля к жизни. Кажется, ни одно поколение не потеряло столько людей в героиновых подворотнях и в сектах, сколько наше. 

…Однако дно пропасти было однажды пройдено, и аутичная духовность постепенно начала исчезать. На смену ей, конечно, тоже пришла порядочная фигня – вспомним хотя бы Дэна Брауна с его мега-разоблачениями и Коэльо с его задумчивыми притчами ни о чём. Но Дэн Браун, по крайней мере, не был приспособлен для того, чтобы куда-то убегать от ближних, руководствуясь его книжками. А за Коэльо просто непонятно куда идти – и за это ему большое человеческое спасибо.

Я это всё к чему, уважаемые читатели. Сейчас, мир, которому наши старшие товарищи и родители так безоглядно сдались в начале 90-х, совершенно явно трещит по швам. А значит, следующий мир придётся строить – и никакой альтернативы тут нет. А строить его придётся на неких учениях – при почти полном отсутствии живых учителей (тех, кто не умер и сам лично не похоронил свои убеждения в 90-х, – действительно единицы, и этого резко недостаточно).

А значит – перед нашими поколениями, перед теми, кому сегодня от 20 до 45, стоит гигантская по масштабам задача. На пустом месте, без нужного опыта и специализаций, ошибаясь и получая в челюсть, с одними только старинными книжками «проигравшей цивилизации» в активе – создавать новую практику и новую технологию настоящего человекостроительства.  

Потому что реальностью люди будут ещё как востребованы. А на чайке, как бы её ни звали, далеко не улетишь. 

Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии