- 15 декабря, 2018 -
на линии
ЭнергоКурс

Будет интересно. К "дегазпромизации" экспорта сжиженного газа в России

Либерализация экспорта сжиженного природного газа (СПГ) на ближайшие несколько месяцев становится наиболее «горячей» темой в российской энергетики. До конца июня Минэнерго должно выработать концепцию допуска независимых (от «Газпрома») производителей СПГ на экспортные рынки. Напомним, что законодательное разрешение на экспорт в обход «Газпрома» необходимо будущим производителям СПГ для заключения контрактов, под которые может быть получено финансирование проектов.

«Газпром» пока выступает против либерализации, даже в Азии, аргументируя это взаимосвязью между рынками АТР и Европы. Позиция монополии понятна и со своей стороны логична. Но для нас намного важнее, полезна ли либерализация экспорта с точки зрения интересов страны. Напомним, что государство, очевидно, взяло курс на создание конкурирующей среды в газовой отрасли, с целью повышения эффективности предприятий этого сектора.

Если говорить о выходе новых производителей СПГ на азиатские рынки, то возражений против этого нет. Разумеется, при согласовании позиций всех экспортеров между собой, необходимость этого не оспаривается никем из потенциальных участников рынка. Да, конечно, чем больше газа на рынке, тем сложнее его продать, особенно дорого. Но с таким же успехом можно сказать, что, к примеру, вторая линия по сжижению на СПГ-заводе «Газпрома» будет конкурировать с первой.

Напомним, сейчас в России работает единственный завод СПГ в рамках Сахалин-2. Через несколько лет к нему добавятся СПГ-мощности нового завода «Газпрома» во Владивостоке. Экспорт с «Ямал СПГ» тоже будет (по крайней мере, частично – об этом ниже) направлен на азиатский рынок.

«Роснефть» также анонсировала совместный с ExxonMobil СПГ-завод в рамках проекта Сахалин-1. Однако, Владимир Путин настоял, чтобы газ с Сахалин-1 в первую очередь продавался «Газпрому» для расширения мощностей по сжижению на проекте Сахалин-2. Таким образом, если завод «Роснефти» и будет построен, то значительно позже. Почему было принято такое решение? Одна из причин может быть следующая. Доля «Роснефти» в Сахалин-1 всего 20% (остальное – зарубежные компании), в то время как на Сахалин-2 у «Газпрома» - 50%. То есть, несмотря на очевидную последнее время поддержку «Роснефти» со стороны высшего руководства, решение в пользу «Газпрома» объективно в большей степени отражает интересы страны.

Если в АТР либерализация экспорта вполне оправданна, то на европейском рынке ситуация другая. И не только потому, что здесь у «Газпрома» приоритетное направление и большие инвестиции в трубопроводные мощности. На азиатском рынке контракты на поставки СПГ пока по-прежнему заключаются с нефтяной привязкой, в Европе же увеличивается роль спотовой индексации даже в долгосрочных контрактах (и в СПГ, и в трубопроводах). В результате, увеличение предложения напрямую будет сбивать цены на спотовом рынке, и, как следствие, -- стоимость поставок по долгосрочным контрактам. Поэтому, в этом случае, допуск сторонних продавцов газа вызывает намного больше вопросов. Более того, с самого начала обсуждения либерализации экспорта СПГ, ключевым условием было отсутствие конкуренции с трубопроводными поставками «Газпрома» в Европу. Тем неожиданней стало недавнее заявление топ-менеджера французской Total (партнер «Новатэка» по Ямал СПГ) о возможном экспорте СПГ с Ямала в северо-западную Европу в зимний период (когда Северный морской путь закрыт). Впрочем, и тут стороны могут каким-либо образом договориться. Например, обменять возможность экспорта в ЕС на азиатскую квоту по СПГ. В таком случае, «Ямал СПГ» экономит на транспортировке, «Газпром» - наращивает поставки на более прибыльный рынок. Если, конечно, у монополии будет в этом интерес – то есть, останутся дополнительные ресурсы и мощности на азиатском направлении. Это, конечно, только один из вариантов, но уже сейчас ясно, что комбинации на «гибком» рынке сжиженного газа могут быть самые разнообразные.

В то время как будущие участники российского СПГ-экспорта делят рынки, за кадром остается еще один важный вопрос – система налогообложения. Напомним, что экспортная пошлина на текущий трубопроводный экспорт «Газпрома» составляет 30% от стоимости топлива. С СПГ же, фактически, прецедентов пока нет. Единственный ныне работающий завод на Сахалине функционирует в рамках Соглашения о разделе продукции, т.е. имеет принципиально другую систему изъятия природной ренты. «Ямал СПГ» – из-за сложности проекта и важного для страны значения (развитие северных территорий) имеет нулевую экспортную пошлину, равно как и НДПИ.

По остальным проектам – сейчас, это, в первую очередь, завод «Газпрома» во Владивостоке, а в перспективе Печора СПГ, и, возможно, уже упоминавшийся завод «Роснефти» и ExxonMobil – вопрос остается открытым.

Из всего этого видно, что пока ясности в будущей конфигурации экспорта СПГ нет. Но, судя по тому, что в прессе уже всплывают различные неоднозначные статьи, торг между основными участниками начался. Так, наделал шуму материал во вполне респектабельном новостном агентстве о том, что, согласно готовящемся в Минэнерго предложениям, Северный и Южный «потоки» могут быть отобраны у «Газпрома» и выделены в отдельную компанию. С благими намерениями – чтобы лишить Еврокомиссию возможности вообще отобрать газопроводы в связи с правилами Третьего энергопакета. Позже Минэнерго опубликовало официальное опровержение. В свою очередь, власти Мурманской области рассказали о переговорах с «Роснефтью» о будущих поставках СПГ с Сахалина. Учитывая транспортное плечо, решение, если оно было бы принято, выглядит несколько странным. Так что, заметка – скорее укор «Газпрому», так и не собирающемуся газифицировать область после «заморозки» Штокмановского проекта.

И напоследок – приятная новость, косвенно относящаяся к сегодняшней теме. Приватизация «Совкомфлота», ранее намеченная на текущий год, похоже откладывается.

Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии