- 20 мая, 2019 -
на линии

Беспилотные системы на флоте: над водой и под водой

Недавнее интервью начальника департамента гособоронзаказа Объединенной судостроительной корпорации (ОСК) Анатолия Шлёмова, открыло несколько новых аспектов обновления Военно-морского флота России.

Одной из главных новостей стала информация о беспилотных аппаратах (БПЛА) морского базирования.. Анатолий Фёдорович сказал, что «…, проекты которых разрабатываются под требования ВМФ, должны быть предназначены для базирования беспилотников разного назначения -- . Это требование Минобороны, и оно полностью поддерживается ОСК». Также он подчеркнул, что БПЛА для ВМФ активно разрабатываются Объединённой авиастроительной корпорацией (ОАК).

Это действительно новость, поскольку до сих пор относительно флотских БПЛА открыто проходила очень скудная информация. Понятно, что в первую очередь речь идёт о БПЛА вертолётного типа, поскольку именно они могут и должны базироваться на кораблях любого, даже небольшого водоизмещения, существенно расширяя их боевые возможности. Это должны быть достаточно крупные машины, способные заменить пилотируемые вертолёты в задачах разведки и освещения обстановки в воздушном пространстве, под водой и на поверхности моря. А комплексы оборудования для этих целей невозможно разместить на борту миниатюрного БПЛА.

Известно, что в рамках конкурса по тяжелому беспилотнику вертолётного типа для флота, были представлены несколько проектов. Причём, хотя закономерно выиграли конкурс «Вертолёты России», достойную конкуренцию им составили другие компании со своими машинами. Что касается победителей, то они имеют в своем активе несколько проектов, о трёх из которых известно в открытых источниках: БПЛА Ка-37С, Ка–135 и Ка-117. Если первый является больше исследовательской моделью для отработки комплексов авионики беспилотных вертолётных комплексов, то последние два – уже более конкретные разработки. Ка–135 – аппарат малой дальности со взлётным весом около 300 кг., массой полезной нагрузки до 100 кг., и продолжительностью полёта 4 часа. Это скорее машина оптической разведки, которая не сможет выполнять все задачи, стоящие перед флотским беспилотным вертолётом. А вот Ка-117, имеющий полезную нагрузку не менее 500 кг и уже испытывавшийся в варианте ударного беспилотника, вооружённого противотанковыми ракетами «Вихрь», подходит для этого значительно больше. Кроме этого, есть сведения о более тяжёлых машинах, также выполненных по соосной схеме винтов и разрабатывающийся на базе пилотируемых вертолётов.

Здесь придётся сказать, что одной из главных задач, стоящих перед флотскими вертолётами в ближайшем будущем, будет радиолокационный дозор. Вопрос освещения воздушной обстановки за горизонтом радиовидимости корабельных средств, является вопросом первостепенной важности как в целях противовоздушной обороны корабельных группировок, так и для их ударных функций. Как известно, НЦ СРМ МАИ, «Корпорация «Фазотрон-НИИР» и «НПФ «Микран» совместно разрабатывают РЛС МФ–2 «Когитор» (МБРЛС-МФ2), которая имеет модули с активными фазированными антенными решетками (АФАР) переднего и бокового обзора. По массогабаритным характеристикам эта РЛС подходит для установки на беспилотные машины (масса антенного модуля Ка–диапазона - около 23 кг, а модуля Х-диапазона – не более 35 кг). Станция подходит для размещения на беспилотные машины со взлётной массой от 800 кг, тогда как взлётная масса Ка-117 составляет 1200 кг. Она способна обеспечить обнаружение и целеуказание по надводным и воздушным целям за пределами радиогоризонта корабельных средств. На мой взгляд, сейчас эта задача, является задачей первостепенной важности, тем более, что решать её возможно и с помощью пилотируемых вертолётов.

Другой не менее важной задачей корабельного вертолёта является противолодочная оборона (ПЛО). Современный противолодочный вертолёт представляет собой целый комплекс технических средств и вооружения, обеспечивающий обнаружение цели, определение её координат, уничтожение или передачу данных на поражение для корабельных средств. Разместить такой комплекс на небольшом аппарате проблематично. Однако, компактность самих беспилотников позволяет иметь на борту корабля несколько машин, которые возможно использовать с разделением задачи на обнаружение и поражение или ретрансляцию данных. Здесь небольшие аппараты, имеющие меньшую заметность по сравнению с пилотируемыми вертолётами, будут иметь даже преимущество, учитывая тенденцию превращения подводной лодки из «дичи» в «охотника» на вертолёты.

Например, германская зенитная ракета IDAS и её французский вариант «Polypheme» выстреливается из подводного положения лодки (с глубины до 300 м), и имеет тепловизионное самонаведение с возможностью выбора цели оператором (связь с подлодкой поддерживается по оптоволоконному кабелю). После выхода из воды ракета начинает описывать на малой высоте спираль, отыскивая в небе цель. Коррекция оператором помогает избежать захвата тепловых ловушек вместо вертолёта. Также ракета может использоваться как средство оптической разведки. Однако более перспективным направлением здесь будет создание специальных беспилотных разведывательных аппаратов, для размещения на подводных лодках. В этом направлении работают активней всего американцы.

Здесь мы подходим к ещё одной важной тенденции – использованию роботизированных комплексов для решения задач в подводной среде. Отвечая на вопрос о перспективах закупок малых подводных лодок, Анатолий Шлёмов сказал, что эти лодки будут предлагаться только на экспорт, а для отечественного флота будет другая перспектива: «Ещё в 1989 году было решено, эти задачи целесообразно выполнять за счёт роботизированных средств, в том числе и без участия человека. Это те же беспилотники, только в другой, подводной, среде. Таким же путём идут ВМС США. Такая работа ведётся, это очень перспективное направление».

Такое заявление наконец-то даёт понять, что этому важнейшему аспекту изменения средств ведения войны на море у нас уделяется внимание. Действительно, такие задачи, как поиск и уничтожение морских мин, ведение противолодочной и противодиверсионной борьбы, защита подводных лодок и надводных кораблей от подводной атаки, разведка самых разнообразных целей в море – постепенно все это становится задачей телеуправляемых и автономных аппаратов. К сожалению, освещение отечественных работ в этой области остаётся одной из самых закрытых тем. Тем не менее, потенциал разработок у нас имеется неплохой.

Например, группа студентов Дальневосточного университета в этом году приняла участие в международном конкурсе автономных подводных лодок «RoboSub» со своим аппаратом «Junior». Не стоит забывать, что конкурс проводится Отделом военно-морских исследований Пентагона с целью найти перспективные находки в этой области. Однако он весьма представителен, и участие в нём позволяет видеть и оценивать интересные решения в области создания автономных подводных систем. О целях появления на конкурсе наших студентов их научный руководитель Александр Щербатюк сказал: «Мы приехали учиться, сравнивать нашу технику с другой».

О том, что определённые успехи в этой области есть, свидетельствует постройка океанографических, гидрографических и специальных кораблей, предназначенных для испытаний и использования подводной техники. 

В целом, ещё раз хочется отметить появление системного подхода в планировании отечественного флота и понимание необходимости исследований и разработок имеющих значение для его возможностей в будущем.

Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии