- 14 декабря, 2018 -
на линии
ЭнергоКурс

Азербайджанский газ пойдёт в Италию. «Газпром» там уже укрепился

Стали известны детали подписанных на днях контрактов на поставки азербайджанского газа в Европу. Напомним, «голубое топливо», которое планируется добывать при разработке второй стадии месторождения «Шах-Дениз», должно достигнуть европейских границ в районе 2019 года. А на пик добычи (16 млрд кубометров) месторождение выйдет только к 2022 году. Объём поставляемого в ЕС газа составит 10 млрд кубометров в год (оставшиеся 6 млрд достанутся Турции).

Судьбу этого газа и возникающие в этом контексте коллизии мы достаточно давно отслеживаем в наших публикациях (см. например комментарии в июле и августе). Что нового стало известно с тех пор?

Во-первых, и это как раз новости последних дней, обращает на себя внимание большое число компаний, подписавших договоры о купле-продаже. Скромные 10 млрд кубометров распределили между собой целых девять компаний: Shell, Bulgar gas, DEPA, Gas Natural Fenosa, E.ON, GdF, Hera, Enel, Axpo. Очевидно, в том числе и таким образом, покупатели решили минимизировать риски. Ведь газ с «Шах-Дениз-2» получается достаточно дорогим, а проект этот больше политический. Основным покупателем станет французская GdF — 26% (или 2,6 млрд кубометров), вторым по величине — немецкая Е.ON — 16% (или 1,6 млрд кубометров).

Формула цены, естественно, остаётся коммерческой тайной. В то же время, как отмечал ещё в конце августа вице-президент азербайджанской SOCAR Эльшад Насиров, цена на газ будет рассчитываться по ценовым формулам, основанным на «хабовых ценах, на нефтяной привязке и на их комбинации». То есть, ни о какой полной привязке к спотовым (хабовым) европейским ценам речь не идёт. Более того, рискнём предположить, что если бы роль нефтяных котировок в формуле цены была бы невелика, этот факт в том или ином виде нашёл бы отражение в комментарии.

Второй момент, ставший известным после подписания контрактов, — это распределение объёмов между странами. Из 10 млрд кубометров на Болгарию и Грецию придётся по 1 млрд, оставшиеся 8 млрд кубометров дойдут до Италии.

То есть, в Болгарии «Газпром» перестанет быть единственным поставщиком. Дополнительный источник газа появится и у Греции. Но то, что, к примеру, Болгария получила контракт на 1 млрд кубометров газа, строго говоря не означает, что «Газпром» недопоставит на этот рынок 1 млрд кубометров (всего Болгария потребляет около 3 млрд). Всё зависит от уровня обязательной выборки по контракту (т.н. объём «бери-или-плати»). Он, естественно, тоже остаётся неизвестным. В любом случае, у «Газпрома» появляется на рынке конкурент, хотя по объективным причинам не готовый к демпингу.

По такой же схеме будут развиваться события и в Италии. При объёме контрактов «Газпрома» с этой страной примерно на 30 млрд кубометров, реально поставлялось в последние годы около 15 млрд. То есть, фактический уровень take-or-pay уже сейчас составляет для Италии около 50%. И учитывая, что исторически уровень «бери-или-плати» составлял около 80%, можно сделать вывод, что итальянские импортёры уже добились от «Газпрома» значительного уменьшения объёма обязательных закупок российского газа.

Но «Газпром» с этого года предоставил итальянским покупателям 10%-ную скидку к своей базовой цене. И вот уже есть результат. Согласно отчётности «Газпрома» за первое полугодие, российская монополия удвоила продажи в Италию по сравнению с январём–июнем 2012 года. Если эта тенденция сохранится, то выборка газа по российским контрактам вернётся на «разумные» значения около 80% от объём договора. Вероятно, газпромовский газ заместил объёмы из Алжира, где растёт внутреннее потребление, а СПГ перенаправляется в Азию. Через несколько лет к конкуренции различных поставщиков (Россия, Северная Африка, СПГ) на итальянский рынок добавится и Азербайджан.

Зададимся вопросом: а куда попадёт «лишнее» топливо (разница между объёмом контрактов и обязательными закупками), если его не захотят покупать импортёры? Ведь после запуска проекта газ с «Шах-Дениз-2» в любом случае нужно продавать. Тем более что экономика месторождения определяется не только добычей газа, но и газоконденсата. А так как труба фактически безальтернативная, у такого газа один путь — на спотовый рынок.

Из этого следует ещё один вывод. Появление азербайджанского газа приведёт и к развитию спотовой торговли газом в Южной Европе (в первую очередь, на итальянском хабе PSV), где, в отличие от Северной Европы, торговля газом на хабах развита значительно слабее. Этому также способствует и начавшееся расширение трубопроводных мощностей, соединяющих Италию с остальными европейскими газовыми рынками.

Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии