- 28 августа, 2016 -
на линии
Будущее

​Почему у Новой Болотной получится

Резкое падение стоимости нефти на мировых рынках, обвал курса рубля по отношению к доллару и евро и очевидная рассеянность российских властей, не понимающих происходящего, создают предпосылки для нового витка гражданской протестной активности в ближайшие месяцы.

По различным оценкам, массовый характер выступления неудовлетворённых и разочарованных государственной политикой граждан могут принять уже в первые тёплые дни 2016 года, то есть в течение двух-трёх месяцев.

Стоит предметно рассмотреть, какие именно формы примет протестная гражданская активность сейчас и, главное, почему на сей раз у протестов есть шанс на победу.

Начать перечисление стоит с того, чего не было у протестов пять лет назад и что теперь у них есть.

Начнём с главных козырей.

Пять лет назад у них не было Немцова. Теперь он есть у них.

Этот пункт нуждается в отшифровке. Формально, конечно, Немцов пять лет назад был, а теперь нету. Но по сути наоборот. Ведь пять лет назад у протеста был живой Немцов, чья политическая ценность была незначительна. Теперь же у держателей бренда имеется убитый Немцов, причём убитый Немцов достаточной выдержки, чтобы публика успела позабыть черты Немцова реального. Теперь плоть реальности сошла с образа погибшего, и он очистился до символа, годного к самому широкому маркетинговому использованию.

Пять лет назад у них не было нищеты. Теперь она есть у них.

Главной проблемой в дистрибуции Болотной-2011 было то, что испытываемые непассивными гражданскими активистами фрустрации (отсутствие свободы, удушающая атмосфера, несменяемость власти) не разделялись пассивным большинством населения. В результате возникло даже своего рода самообособление протестного актива от основной народной массы, тут же грамотно использованное кремлёвскими лоялистами.

Сегодня одинаковые проблемы испытывают все. И московский программист, чей отдых в Доминикане обошёлся ему втрое дороже привычных цифр, и элистинский дальнобойщик, вынужденный экономить на расходах во время рейсов.

И студентка МГИМО, которой приходится в январе 2016 года позориться с пятым айфоном, — и подольский рабочий, которому теперь придётся выкладывать лишние 5 рублей за каждый проезд на общественном транспорте.

Раньше у них не было темы для общения. Теперь она есть у них — и, значит, куда выше вероятность, что очень скоро они смогут вместе сказать: «Мы, московские держатели валютной ипотеки и алтайские медсёстры, вышли в одном ряду и требуем одного — свержения жуликов и проведения новых прозрачных выборов!».

Пять лет назад у них не было войны. Теперь она есть у них.

Нас, разумеется, интересует не сама украинская война, не представляющая значимого интереса с точки зрения позиционирования. Куда больший интерес представляет выросшее поколение писателей-фронтовиков, прошедших конфликты цензорнета, ютьюба, ленты.ру, яплакал и др. Подавляющее большинство из них вынесло на своих плечах всю тяжесть первых дней информационной войны, а некоторые даже бывали в ЛНДР и, таким образом, являются ветеранами боевых действий на местности.

Это целое поколение русских ремарков, чьи надежды на «воссоздание советской империи, которое начнётся с Новороссии», были похоронены тем, что они расценивают как предательство Кремля, — может сыграть достаточно значимую роль в победе нового гражданского протеста.

Для держателей протестного бренда будет важным не оттолкнуть их. Отторгнув мужчину в камуфляже и с эспаньолкой сегодня, не пустив его на трибуну и на митинг — завтра организаторы рискуют не иметь под рукой ветерана украинской войны, избиваемого омоновцами в центре Москвы. Именно в тот момент, когда он будет нужен протесту больше всего.

Проблемы

Основная проблема предстоящего гражданского протеста состоит в том, что у масс, которые непассивным активистам предположительно удастся вовлечь в основные ивенты, будут совершенно другие требования и представления о желаемых результатах, нежели у организаторов и инвесторов кейса.

Я не специалист, я эксперт. Но даже мне очевидно, что инфицированные поп-сталинизмом массы выйдут скорее на «консервативный» (в советско-российском понимании) протест, требуя перераспределения богатств, раскулачивания успешных людей и уничтожения элитного сословия, с таким трудом созданного за последние два десятилетия.

Между тем ясно, что настоящим таргетом протестного кейса никак не может быть ресталинизация РФ. Напротив — целью инвестиций и предварительных мероприятий было пресечение изоляционистских и автаркических трендов. Протесту необходимо сохранить действующее элитное сословие, естественно стремящееся к интеграции с мировой элитой — однако при этом аннулировать агрессивные оборонительные черты РФ, мешающие такой интеграции.

Ввиду этого есть все основания полагать, что протест будет избегать какой-либо конкретики. Основой его содержательной повестки будут следующие лозунги:

«Долой власть воров»

«Долой власть предателей»

«За честную власть»

«За власть, которая не сдаёт НАШИХ!»

Особенно перспективным представляется последний лозунг. Он лишён какой бы то ни было конкретики, но сам по себе содержит утверждения, обвинения в адрес текущего руководства РФ, декларирует единство протестующих и предлагает, подсознательно, альтернативу.

Главной задачей организаторов ивентов станет недопущение ситуаций, в которых знаковые раскрученные персонажи протеста начинали бы публично излагать свои мысли и соображения. Если они допустят такие ситуации, то всё будет как всегда.

На фото: представьте, что Б. Рынска в камуфляже и с нашивкой "Новороссия"

От редакции: суждения ув. авторов в рубрике "Мнения" могут не совпадать с мнением редакции и не являются рекомендацией к каким-либо действиям.

Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии