- 24 мая, 2019 -
на линии
В движении
Главная тема. 24 часа Дайтоны

​Михаил Алешин: Американцы знают, как сделать шоу

Михаил Алешин, пожалуй, самый универсальный пилот из всех российских автогонщиков. За свою двадцатилетнюю карьеру в автоспорте (а сейчас ему 28 лет) он успел проехать за рулем всех типов гоночных автомобилей за исключением, пожалуй, NASCAR. Картинг, различные формулы (от Formula Renault 2000 до GP2 и Formula 1 –за команду Renault F1 на тестах в Абу Даби), безусловно, кузова, лемановские прототипы, а с 2014 года – еще и американские Indycar, которые, конечно, тоже автомобили с открытыми колесами, как и прочие формулы, но из-за разницы философий, мы поставим их отдельно.

В 2010 году Михаил стал чемпионом Мировой серии Renault 3,5 и как пилот получил платиновый статус (это высшая категория для автоспортсменов в мировой классификации), который позволяет ему выступать во всех топовых мировых автогоночных сериях. А в 2014 он при поддержке SMP Racing стал первым в истории российским пилотом, выступающим в американском Indycar: за команду Schmidt Peterson Motorsports, но под российским флагом. В 2016 Михаил вновь возвращается за руль Indycar, но в преддверии сезона выступит в другой американской гонке – знаменитой «24 часа Дайтоны» за команду SMP Racing на российском прототипе BR01 категории LMP2.

Перед тем как улететь на весь сезон в Америку для участия в гонках, Михаил рассказал нам про американские гонки, американских зрителей и о том, как проходит, пожалуй, самая знаменитая американская гонка «24 часа Дайтоны».

- Миша, мне кажется, ты самый универсальный пилот из всех, кто ездит в России. Ты ездил на Формулах, ты ездил на кузовах, ты ездил на прототипах, ты ездил на Дайтоне.

- Мне только дай поездить, я и на газонокосилке поеду.

- Но не чувствовал ли ты себя в Америке чужим? Как там болельщики воспринимают иностранцев?

- Американцам все равно, откуда ты, для них главное – персоналити. Если они видят в тебе личность, то будут тебя поддерживать. И им в принципе неважно, на каком ты месте приехал. Им нравятся характерные, неуступчивые пилоты, те, кто борется. У меня, по-моему, в Москве столько не было интервью на тему Индикара, сколько их было там. Им всем интересно, как мне здесь нравится, как мне здесь живется. Когда журналисты узнали, что в Индикаре появился русский, шум подняли невероятный.

- Наверное, это как раз то, ради чего все пилоты туда едут: контакт и общение со зрителями?

- Если выражаться простым языком, то там нет дешевых понтов. У болельщиков есть возможность общаться с тобой, у тебя есть возможность общаться с болельщиками, их там огромное множество. Например, ближе к концу сезона я стал обращать внимание, что на трибунах появились люди в майках с моим именем. Один человек в Дайтоне подошел ко мне и сказал, что, когда я попал в аварию, он купил себе мою майку и не будет ее снимать весь следующий сезон. Этот человек сорок лет смотрит Индикар. То же самое происходит и в Дайтоне.

- Есть ли отличия «24 часа Дайтоны» от, скажем, «24 часа Лемана»? Ведь и там, и там, участвуют не только кузовные классы, но и прототипы?

- В Дайтоне главное отличие от европейских гонок в том, что с нами в одном классе участвуют «Дайтона прототип» - это машина совсем другого класса, построенная по регламенту американских гонок. С точки зрения техники это трубчатая рама и огромный двигатель, который дает им большое преимущество на прямых. Но самое интересное то, что этот автомобиль не менялся на протяжении, наверное, последних 20 лет.

- Это серьезные соперники для прототипов LMP2?

- Достаточно сказать, что LMP2, на которых в том числе выступает в этом году и наша команда, были допущены к гонкам в 2014 году, но пока еще ни разу не выиграли. И хотя в прошлом году лучшее время в квалификации показал именно европейский прототип, но из-за технических проблем он не смог финишировать первым.

- Основной фактор победы для DP (Дайтона прототип) это их мощность?

- Несколько факторов. Мощность это первый – они мощнее примерно на 100 л.с. Второй – это, конечно, знание завсегдатаями американских гонок их регламента. Ну и, конечно, трассу для них намного привычнее и знакомее, чем для нас. А трасса очень своеобразная, ведь это сочетание овала и внутреннего традиционного кольца.

- Какие основные отличия в регламенте?

- Прежде всего разрешено одновременно заправлять машину, переобувать колеса и меняться пилотам. То, что в Европе делать категорически запрещено. В Америке вообще все, что касается гонок и их безопасности, намного более демократично и по олдскульному, что ли. Для нас это создает сложность в том плане, что питстопы получаются намного короче по времени за счет одновременности происходящего, и нам надо как следует потренироваться, чтобы не отставать от остальных.

- В чем сложность такой комбинации двух видов трасс?

- Сложность, на мой взгляд, в сочетании этих двух типов трассы. Например, при съезде или заезде на овал разный градус наклона трассы, машина чаще всего нестабильна, это тонкий момент.

Другой момент заключается в трафике. Большинство пилотов будут стараться ехать по оптимальной траектории внизу овала, соответственно, верхняя часть будет в грязи, и там опасно обгонять. Этот фактор тоже надо учитывать, потому что, например, в Индикаре или в Наскаре машинами занята вся трасса, там едут и в 2 см от стены.

Третье, что тоже важно, большая загруженность трассы с учетом того, что участвуют автомобили разных категорий и разных скоростей. Машин примерно столько же, как в Лемане, но сама трасса существенно короче, так что будет очень плотно.

- На какие элементы машины ложится основная нагрузка в Дайтоне?

- Аэродинамические элементы, подвеска, т.к. трасса не совсем ровная и к тому же приходится активно использовать поребрики. Тормоза и двигатель, конечно – но это всегда во время длинных гонок.

- Ты, как уже практически старожил в Дайтоне, можешь дать рекомендации новичкам, где лучше смотреть гонку?

- Я бы сел на главную трибуну повыше, потому что с нее видно всё. Она высотой с 10-этажный дом и рассчитана на какое-то невероятное количество человек, порядка 30 тысяч. Соответственно, чем ты выше, тем лучше видишь происходящее. Там все как на ладони.

- Когда происходит все самое интересно?

- Наверное, в последний час. В Дайтоне, если на трассу выезжает машина безопасности, у каждого пилота есть возможность нагнать отставание, обогнав сейфити кар и пристроившись в хвост пелотона. То есть, если кто-то косячит на протяжении гонки и отстает на пару кругов, то теоретически у них есть шанс нагнать и оказаться позади лидера и бороться с ним на равных. С моей точки зрения это очень хорошо, потому что повышает зрелищность. Какой интерес смотреть на лидера, который в 10 кругах ото всех? Я думаю, что в Европе это тоже введут, потому что это привлекает зрителя. Американцы вообще знают, как сделать шоу – в отличие от Европы.

- Как часто и как надолго выезжают на трассу машины безопасности?

- Как часто – зависит от ситуаций, но по времени – надолго, да. Потому что за это время технические службы стараются очистить трассу не только от обломков, но и от мусора.

- То есть по большому счету это шоу?

- Любое спортивное мероприятие – это шоу в первую очередь. Потому что, если бы не было шоу, не было бы спортивного мероприятия, потому что не было бы зрителей.

Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии