- 28 августа, 2016 -
на линии
Будущее

Когда медицина победит молодость. Мир, до которого вы доживёте

Уважаемые читатели!

Сначала – несколько цифр.

В 1950 году граждане старше 60 лет составляли 8% мирового населения и 200 миллионов человек. В 2015 году — 12,3% мирового населения и 960 миллионов.

Доля стариков растёт быстрее, чем всех остальных групп. Количество детей по сравнению с 1950 годом увеличилось всего в 2,2 раза. Количество граждан от 60 и старше – в 4,5 раза. В 2030 году старых станет больше, чем малых – 1,4 против 1,3 млрд.

Каждый пятый на планете будет старым.

Впереди процесса Европа и прочие передовые страны – здесь уже почти четверть населения (23,9%) старше шестидесяти. К 2050 году стариками будет около 35% населения, включая автора этих строк, если доживёт.

Но нас бешеными темпами нагоняют страны, откуда мы привыкли доставать своих дворников и сиделок — азиатские и латиноамериканские. Через 35 лет у них самих под треть населения будут стариками. И даже Африка вступит в состояние, которое принято политкорректно именовать «демографическим переходом».

А теперь давайте попробуем понять, во что эти цифры превратят наш мир.

Кто кого будет нянчить

…Бабушкам, нянчившим ваших бабушек, уважаемые читатели, было лет по тридцать восемь-сорок. Бабушке, нянчившей меня в конце 1970-х, было 56. Когда бабушками станут ваши дочери, им будет уже за 70.

Коротко говоря — мало того, что «старшей возрастной группы» будет очень много. Она ещё сама скорее будет нуждаться в няньках. Тем более что благодаря успехам медицины старики стареют, то есть средний современный «землянин за 60» — дряхлее «землянина за 60» полувековой давности.

К 2050 году по планете будут передвигаться миллиарды (свыше 2 млрд) пожилых граждан, из которых где-то около миллиарда будут уже не слишком самостоятельны и нуждаться в постоянном уходе.

Кстати, восприятие старости культурной традицией до сих пор категорически отстаёт от реальности.

Культура изображает стариков зачастую носителями некоего авторитета, пользующихся особо почётным местом в обществе.

Но надо помнить простую вещь. «Авторитетные аксакалы» и «матери рода» из фольклора и литературы — были исключительно крепкие люди с выдающейся наследственностью, сохранявшие ясность рассудка и работоспособность (а значит и жизнь) до глубоких лет. Они были редкостью — и потому пользовались уважением.

К тому же знания, хранимые ими в своей памяти — были прикладными для молодых, ибо речь шла о статичном мире, в котором изменения, включая прогресс, длились столетиями. Условно говоря, внуки звонили по тем же смартфонам, что их деды в юности, работали на том же поле и точно так же женились, рожали и болели. Попробуйте представить себе собственных внуков 2050 года, приходящих к вам с вопросом, «бабуль, как завести твой солярис 2010 года» или ещё круче - "деда, можно я в твоего яйцелова поиграю?".

Прежде люди старели, а знания и быт - нет. Сегодня человек переживает несколько «поколений бытового уклада» за жизнь. Это, разумеется, не относится к некоему «фундаментальному жизненному опыту», но штука вся в том, что и сама фундаментальность меняется на наших глазах.

Граждане, которых медицина и улучшившиеся питание с отоплением дотаскивает до 80 лет, сегодня в среднем не представляют собой никакой исключительности. Это просто люди со сниженной, порой до нуля, работоспособностью, ослабленной памятью и реакциями, зачастую с прорезавшимися психическими отклонениями. И востребованы они будут — чем дальше тем больше — лишь самими собой.

Мир престарелых

Старость — это потребительский возраст. Это период (всё более длительный статистически), когда мало или вовсе не работающий человек нуждается в обеспечении и уходе – всё более дорогостоящем.

По факту через несколько десятилетий мы увидим мир, где старики (если быть точным, то скорее старушки) станут основной потребляющей категорией населения и главной «целевой аудиторией» для бизнеса.

Затраты на содержание пожилых в передовых странах растут из года в год (сегодня средняя стоимость содержания пожилого человека в доме престарелых в США — 83 000 долларов ежегодно). При этом автоматизировать уход за стариками не представляется возможным — точно так же, как и уход за детьми. Во всём обозримом будущем старикам будут нужны сиделки/соцработники/санитары.

А значит — всё большее число трудоспособных землян будет втягиваться в сферу ухода за пожилыми. То есть профессия сиделки станет одним из основных городских занятий — как 50 лет назад швеи, а сегодня официантки или оператора связи.

Что характерно – нынешней ситуации, когда за средним австрийским старичком ухаживает словацкая сиделка, за старенькой мамой которой ухаживает украинская сиделка, за старенькой мамой которой ухаживает как умеет приходящий соцработник — уже не будет.

Во-первых, возрастающие нужды передовых стран с высокой вероятностью приведут к усилению «колониального» способа управления отстающими странами. То есть «социалка» в отстающих странах будет деградировать и обрубаться теми же темпами, что и сейчас. То есть за украинской старушкой ухаживать из собеса, скорее всего, в 2030-м никто не придёт.

Во-вторых, в самих отстающих странах доля пожилых увеличится, а доля молодых сократится. То есть сиделки будут в дефиците везде.

В-третьих — сами передовые страны, в которых главной задачей станет обеспечение пенсий, недолго останутся передовыми. И в какой-то момент может оказаться, что экономическое превосходство передовых стран над отстающими обеспечивается уже не опережающим научно-техническим развитием, а «опусканием слабых», их принудительной деградацией.

Это не может не привести — примерно к середине века — к глобальному «кризису пирамиды обслуживания». И из этого кризиса будет несколько путей выхода.

Великие Древние

У социологии до сих пор нет внятного ответа на главный вопрос: чем закончится т.н. демографический переход — то есть старение населения с сокращением рождаемости.

По понятным причинам нынешняя ситуация, когда стареющие нации плавно «замещаются» мигрантами, не является ни стабильной, ни долговременной. Во-первых, потому что мигранты уже во втором поколении, встроившись в матрицу передовой страны, начинают размножаться и стареть примерно так же, как аборигены. Во-вторых, потому что в странах исхода мигрантов молодёжь тоже постепенно кончается.

Современные демографические выкладки говорят о том, что население Земли «стабилизируется» примерно на цифре в 9 млрд человек в начале второй половины этого века. Но это не значит, что население Земли не будет испытывать недостатка в молодёжи уже в ближайшее время. Ведь «стабилизация» спустя 40-50 лет будет означать, что пик рождаемости мира уже пройден и началось падение.

А к середине века правящие круги планеты получат мир, в котором на одного работоспособного приходится несколько нуждающихся в заботе.

Поэтому всё более вероятным представляется – уже к середине XXI века — сценарий возвращения мира в кастовое состояние. На новом, естественно, витке. В этом мире обладать капиталами будет крошечное меньшинство; небольшая каста, обслуживающая капиталы, будет заниматься квалифицированным трудом (она будет куда меньше нынешнего «среднего класса»); большинство же будет погружено в состояние римского пролетариата, не имеющего ни имущества, ни накоплений, ни глубоких знаний, ни значительных социальных гарантий.

В этом мире касту будет легко определить по отношению к старости. Грубо говоря, стариков глобальной бедноты будут обслуживать их дети и внуки. Стариков «средней касты» — бедняки, нанятые её детьми и внуками. Стариков высшей касты — будут обслуживать профессионалы, нанятые её капиталами.

В принципе такая кастовая система складывается уже и сегодня. Однако препятствием для её глобального «выхода из шкафа» является наследие XX века, слишком глубоко вдавившего в массовое сознание идеи о равноправии людей.

Неслучайно эти идеи сейчас изо всех сил размываются. Одно для всех равноправие дробится на десятки маленьких равноправий-гетто, каждое из которых отстаивает права своей «угнетённой группы», тем самым превращая уравнительный тоталитаризм (он же демократия) прошлого века в усложнённую систему «привилегий» различных меньшинств. Хотя все эти «привилегии» по сути являются разными степенями удалённости от того действительного равенства возможностей, которое провозглашал XX век.

Погружение глобального большинства в нищету в ближайшие десятилетия потребуется высшим кастам не только для того, чтобы сэкономить на нём. Есть основания полагать, что преодолеть кризис рождаемости сможет лишь возвращение значительных групп населения в «квази-традиционный» быт. Где собственная старость человека зависит не от какой-то там пенсии, соцработников и других пережитков XX столетия, а по старинке – от числа детей.

Может, всё будет иначе

Всё вышеизложенное, конечно, может не случиться. Всегда может выплыть какой-нибудь «чёрный лебедь», который поставит картину с ног на голову. В начале нулевых эксперты-демографы (например, Н.Римашевская, директор Института социально-экономических проблем народонаселения РАН) уверенно предсказывали, что к 2015 году население России сократится до 132 миллионов. В действительности они промахнулись на 14 миллионов человек (в РФ проживает свыше 146 млн). Эксперты не могли прогнозировать, что в России установится стабильный политический режим, благоприятствующий рождаемости, и сократится процент наркоманов с алкоголиками.

Вот и с миром так же. Вышеизложенного не случится, если, например, будет найдено лекарство от старости, которое позволит людям сохранять здоровье и трудоспособность до последних лет жизни.

Или если найдут источник дармовой энергии и доведут до ума технологии, которые наполнят мир киборгами-рабочими, киборгами-слугами, киборгами-сиделками и киборгами-няньками.

Или если произойдёт «горячая» мировая война, которая перерисует всю карту мира, выкосит миллионы и спровоцирует бэби-бум для выживших.

Или если произойдёт возрождение идей XX столетия — и вместо дряхлого кастового мира мы увидим мир нового народовластия (оно же новый тоталитаризм). В тоталитарных обществах, как известно, реализация интересов большинства - в том числе вопросов коллективного выживания - без какой-либо рефлексии взваливается на всех индивидуумов вне зависимости от того, чего желают сами индивидуумы.

Впрочем, если верить статистике — то мы с вами ещё увидим, как оно всё обернётся.


Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии