- 17 декабря, 2018 -
на линии
Войны

К теракту в Хургаде: в Северной Африке открывается новый сезон войн

Нападение на туристов в гостинице египетского курорта – лишний раз показывает, что Северную Африку ждет ещё один неспокойный год. А некоторые горячие точки этого региона, скорее всего, затмят в новостных лентах наступившего года и Сирию, и Ирак, и Турцию.

Напавшие, вроде бы, грабители – имели при себе знамя ТОЗР ИГ. То есть «грабеж» был идейным. А это значит, что борьбу с данной организацией невозможно будет локализовать в Сирии и Ираке.

В общем-то, теракт в Египте подтверждает справедливость отмены туристических рейсов. С одной стороны - восьмидесятимиллионному Египту повезло. Он сумел преодолеть смуту «арабской весны» и демократический приход к власти исламистов. Однако, с другой стороны, этой стране невозможно избавиться просто и быстро от серьёзных внутренних противоречий. И уж совсем невозможно избавиться от своего географического положения, которое всегда привлекало внимание внешних сил.

Сегодня на севере Синайского полуострова египетская армия и спецслужбы ведут настоящую войну против целого клубка вооруженных группировок. Большинство из них имеет сходную идеологию модернистских течений ислама. Но в первую очередь они занимаются своими вполне земными делами, например, выгодным бизнесом – контрабандой в Газу и из Газы. Эта контрабанда всегда щедро финансировалась из тех же источников, что и международные джихадистские организации. И сегодня, когда по всему миру разрозненные бандитские группировки исламистского толка кристаллизуются вокруг самой успешной – ИГ, – этот процесс не мог обойти стороной и Египет.

Собственно, вопросы власти, то есть распределения прибыли, получаемой из различных источников – это то единственное, что ещё мешает присягнуть на верность ИГ большинству «умеренных» вооруженных группировок по всему миру. Никаких серьёзных идеологических противоречий у них не существует. Все они так или иначе декларируют борьбу с «неверными» и светской властью, которую, естественно, стремятся заменить своей. Ну и для обоснования своих претензий на власть – соревнуются друг с другом в различных трактовках «чистого» ислама. И поскольку серьёзных идеологических противоречий нет – имеет место нормальный процесс конкурентной «внутривидовой» борьбы: лучше организованные и более амбициозные группировки подчиняют плохо организованные и ставящие перед собой более скромные (местные, житейские) задачи.

Поэтому процесс объединения идет, а «умеренность» перестает быть модной в джихадистских кругах. Одно дело – «крышевать» свой маленький райончик, и совсем другое – заниматься строительством Халифата. На Синае часть группировок уже объединились под общим названием «вилаят Синай» (то есть признали себя провинцией ИГ). Другие, имея прочные связи с ХАМАС, пока ещё сохраняют автономию, признавая ИГ только союзниками. Это – временное кокетство, оно будет отброшено, если в Газе ХАМАС уступит власть напористым эмиссарам лучше структурированного и более бескомпромиссного ИГ. Когда это случится – Египет получит на восточном направлении более серьёзного противника – хорошо организованного и нацеленного на серьёзные и масштабные задачи.

А на западном направлении Египет имеет Ливию, где в ближайшее время развернется новый этап вооруженной борьбы за мир. ИГ в Ливии занимается тем же самым, чем и в других местах – подчиняет территории и берёт власть. Сегодня ИГ занимает незначительную честь побережья в восточной Триполитании с центром в городе Сирт. Однако энергично продвигается вдоль побережья в сторону богатой нефтью Киренаики.

Следует отвлечься, чтобы отметить важный момент. В растерзанной и дезорганизованной Ливии (так же как ранее в разрушенных междоусобицей Ираке и Сирии) ИГ имеет хороший потенциал для успеха по следующим причинам. Многие жители видят в этой организации силу, способную навести элементарный порядок с водопроводом и электроснабжением, вернуть мир, а возможно, даже и былое процветание. Многие бойцы разнообразных ливийских банд, а также полевые командиры среднего и низшего звена – открыто симпатизируют ИГ. И нет никакой надежды на то, что местные кланы (по сути вполне функциональные кровно-родственные общины со своей иерархией и специфической системой социальных отношений) смогут дать ИГ отпор. Вся «прелесть» ИГ состоит в том, что эта организация отвергает национальные, социальные и клановые различия. В ней можно выделиться и получить высокий социальный статус не по родству и связям, и не по национальной принадлежности – а благодаря личным качествам. По сути ИГ предлагает обширному региону ускоренную социальную модернизацию. Именно это привлекает в ряды строителей Халифата активных людей со всего мира. Большинство из них не сильно вдается в подробности очередной современной трактовки «изначального» ислама. Заново изобрести этот велосипед пытались и ваххабиты, и салафиты, и ихваны, и прочие. Но возможность участия в грандиозных событиях, меняющих историю и политическую карту мира – привлекает. И будет привлекать многих недовольных своим существованием – от идеалистов до садистов. И именно по этой причине возможность полной ликвидации ИГ военным путем представляется маловероятной. Ячейки ИГ будут появляться в различных уголках мира, где сложившиеся социальные системы тормозят развитие своих обществ. И где активные и способные члены обществ лишены возможностей потратить свои избыточные силы на общее благо. Поэтому в конечном итоге, скорее всего, ИГ останется локализовано на каких-то территориях – когда сможет вписаться в новую систему международных отношений, которая будет в борьбе складываться на протяжении ближайших лет.

Пока одни мировые игроки используют ИГ как удобный для сноса прежней системы инструмент, а другие от этого инструмента защищаются – данная организация уже обрела собственную субъектность. И, как и любая молодая, энергичная социальная система, – ИГ стремится к расширению и экспансии. Экспансия в Ливию – вполне логична, ведь там стараниями «старых игроков», уже давно не имеющих сил на собственную экспансию, подготовлена и унавожена почва – царит хаос, люди готовы принять почти любую форму порядка. А исламистская пропаганда, использованная в свое время для сноса светской власти – избавила от необходимости дополнительно обосновывать переход власти в руки нового Халифата. Ливия обладает и человеческими, и природными ресурсами, необходимыми ИГ.

Но вот на природные ресурсы Ливии имеются и другие претенденты. Американцев ливийские ресурсы интересовали мало, важнее было ликвидировать угрозу создания Каддафи панафриканской валюты. А вот европейцев и местные кланы удалось заинтересовать в выполнении «грязной работы» именно контролем над ливийской нефтью. А тут вдруг оказывается, что главный приз может достаться другим. И если кланы из Ливии никуда не денутся, а если удачно встроятся в структуру ИГ, то и не все привилегии потеряют, то вот Европа точно может остаться с носом. И сейчас она предпринимает судорожные попытки исправить ситуацию. Вариант действий единственный – новая военная операция в Ливии.

Франция уже готовится к новой серии воздушных ударов. Авианосец «Шарль де Голь», которому русская бесполетная зона помешала отомстить террористам в Сирии, в настоящий момент переключился на обеспечение разведывательных полетов над Ливией. Германия анонсировала отправку воинского контингента в Тунис, для обучения неких гипотетических правительственных войск. То есть, снова «умеренных» бандитов, заменивших собой регулярную армию Каддафи. Италия готова присоединиться к грядущей военной операции.

Разумеется, все перечисленные страны готовы повоевать с ИГ исключительно так, как и положено уже давно и безвозвратно «цивилизованной» части человечества. То есть дистанционными методами, нажимая кнопки без опасности получить «в обратку». Но вся беда в том, что эти методы совершенно не действуют на «нецивилизованных». Они не боятся разрушения инфраструктуры, которая и так давно разрушена. А так же, они нечувствительны к потерям, поскольку и так готовы умирать за построение своей современной версии средневековой утопии – Халифата. Для положительного результата необходима наземная операция. Европа это прекрасно понимает. Сирийско-иракский опыт подсказывает европейцам, что сколачивание армии из местных «умеренных» банд – занятие в равной степени увлекательное и бестолковое. Так где же Европе взять пехоту по умеренной цене?

На эту роль лучше всего подходит Египет. Уже имея проблемы с ИГ на восточном направлении, Египет крайне не заинтересован в том, чтобы в обозримом будущем оказаться зажатым между Ливийским вилаятом ИГ, и вилаятами Синая и Газы. Действовать на упреждение, да ещё и в союзе с Европой (а в случае победы ИГ над ХАМАС – ещё и с Израилем, который вынужден будет всерьёз заняться Газой и Синаем) – не самый худший вариант. Собственно, и два не доставшихся России УДК типа «Мистраль» пригодятся в десантных операциях (напомним, Египет получил от французов наши корабли за саудовские деньги, египетские экипажи уже готовятся осваивать новую технику). А в случае удачи, можно поучаствовать в разделе Киренаики, с её запасами нефти.

В принципе, у Египта нет других вариантов – воевать с ИГ всё равно придется. Конечно, роль «пушечного мяса» не очень престижна. Но выбора особо и нет – что в нынешнем, что в будущем устройстве мира, у стран и обществ будет существовать «разделение труда». А претендовать на ведущую роль способны не все общества. Египетским военным стоит пожелать удачи.

Однако, в свете неминуемой грядущей перекройки системы международных отношений, стоит упомянуть о слабой стороне противостоящей ИГ западной коалиции. Успех или неудачи в операциях во многом, зависят от мотивации личного состава. И здесь нельзя не признать фанатичность адептов ИГ, которые уверены, что строят по-своему прогрессивное и справедливое общество. Но никаких альтернативных и менее кровожадных вариантов общественного прогресса, к сожалению, «цивилизованный мир» предложить не может.

Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии