- 18 декабря, 2018 -
на линии
Новый кризис

Где ваш шовинизм, или К вопросу о белой медведице

Я, ув. друзья, с юности не принимал в кино одного драматического приёма. Вот налетает на город, например, какая-нибудь громадзилла. Трупы летают, автомобили валятся с моста, обезумевшие толпы бегут, злые военные пытаются выполнить свой долг, то есть завалить зверя. И тоже гибнут пачками. Наконец - заваливают.

И вот тут главные герой с героиней, которые весь фильм тёрлись где-то рядом с чудищем, бормоча "оно защищает свою кладку/.детёныша/территорию", но, по трагической случайности, остаются живы - стоят и скорбно роняют слёзы на могучий труп.

У меня в таких случаях всегда возникал не катарсис, нет. У меня возникала горькая обида за то, что вот военные гибли, защищая город - и нас создатели не приглашали о них поплакать. А когда разъярённый бессмысленный зверь наконец-то убит - давайте порыдаем. Ведь ушла целая эпоха. Биосфера обеднела. Почему мы, люди, разрушаем экологические ниши других существ? Мы же сами вынуждаем их иногда нападать.

...Было время, когда наши далёкие ув. предки ещё все были друг другу близкая родня, а некий почтенный господин с кое-как обтёсанным камнем не догадывался, что в числе его прямых потомков будут Н. Бонапарте, И.В. Сталин, а заодно все эстонцы и, может быть, мы с вами.

Мы тогда были частью прекрасной экосистемы нашей зелёной планеты и жили в гармонии с природой. Природа гармонично употребляла в пищу наших женщин, подкарауливая их на пути к источнику. Природа активно копошилась и откладывала яйца внутри ЖКТ наших предков, в их печени, волосах и коже. Природа косила нас затейливыми новыми вариациями микроскопической жизни. И единственный, кто нас оплакивал - были крокодилы, закусившие нами основательно.

С тех пор многое изменилось. Мы выросли, научились защищаться от наиболее жутких проявлений природной гармонии. Мы стали могучи. Мы подружились с волками, и они полюбили нас в ответ. Мы за что-то кормим, гладим и неустанно фоткаем даже мелких наглых хищников, на мордах у которых написано, что в гробу они нас видали. Мы научились сочувствовать даже тем, кто вообще не способен сочувствовать нам в ответ, а при случае одним ударом охотно сломает нам хребет. Мы стараемся не истреблять их больше до конца, а наоборот - стараемся сохранить для красоты и на всякий случай. И это правильно.

И всё же каждый раз, когда случается противостояние человека и огромного дикого зверя - я никак не могу себя заставить болеть за зверя. Даже если человек сам дурак, полез в вольер или там прикормил зверя - я всё равно по определению за него.

Конечно, это не относится к гражданам, считающим, что очень круто пострелять в удирающее существо с вертолёта или к другим игривым садюгам. Они-то, собственно, и люди с натяжкой.

Но вот откуда у современников столь часта готовность - без всяких попыток разобраться - по определению назначить любую зверюгу несчастной жертвой, а любого человека злобным негодяем? Откуда стремление пририсовать пострадавшему в результате стычки зверю осиротевшего детёныша и невыносимые страдания - а человеку агрессивный садизм? Граждане, где ваш видовой шовинизм?

Не, я понимаю, что "мы сами вторглись в их среду обитания и уничтожаем её". Ещё мы, кстати, уничтожаем среду обитания ленточных червей, печёночных сосальщиков, вшей и блох. И если сможем - уничтожим.

А ведь у них тоже есть дети. Причём у некоторых особей - больше, чем у всего человечества сразу.

И, кстати, испытывать сострадание к нам они способны не больше, чем огромные дикие звери.

Будем же иметь презумпцию человеческого шовинизма. Может, этот мир без нас и будет прекраснее - но не будь нас - некому будет даже заметить его красоту.

От редакции: суждения ув. авторов в рубрике "Мнения" могут не совпадать с мнением редакции и не являются рекомендацией к каким-либо действиям.

Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии