- 11 декабря, 2017 -
на линии
Новый кризис

ЕС против Европы: когда в Берлине и Париже состоятся майданы

На неделе Германская ассоциация судей (DRB) резко выступила против одного из ключевых положений Трансатлантического Торгового-Инвестиционного Партнёрства (ТТИП) с США. Немецким судьям не нравится пункт о специальных судах, которые будут судить европейские страны, «угрожающие доходам» американских корпораций.

Deutsсhe Welle приводит слова британского эксперта Ника Дирдена, констатирующего, что нововведение «потенциально открывает каждую страну Европы и сам Евросоюз для всех базирующихся в США транснациональных корпораций. Например, оно позволит им подавать в суд на европейское государство, просто принявшее новый закон о защите среды».

В связи с этим СМИ рапортуют, что движение протеста против ТТИП в Европе ширится. На данный момент петицию против соглашения подписали уже более 3,3 млн европейцев.

Вообще соглашение о ТТИП — штука, имеющая печальные параллели с путешествием Украины в Европу. Как украинцы понятия не имели, что написано в «проекте евроассоциации» — так и широкая европейская общественность (и даже предпринимательские круги) не имеет до сих пор полного и внятного представления о том, что приготовлено для неё в соглашении трансатлантических партнёров.
Есть, правда, разница. Текст соглашения о евроассоциации, который привёл Украину к майдану и развалу, был доступен всем желающим — просто желающих читать нашлось крайне мало. Читать было некогда, всё заполнил креатив, плакаты с кружевными трусиками и гнев на проклятую диктатуру. Огненные активисты были вообще уверены, что речь идёт о вступлении Украины в Евросоюз. В связи с чем выслушивать умников, кричавших «ну вы хотя бы почитайте, что там написано», никто из бьющихся за европейский выбор не хотел.

В Европе иначе. Тут переговоры и переговорные документы по ТТИП просто не публикуются для общего обозрения. В переговорах участвуют американская экономико-политическая верхушка и высшая европейская бюрократия, и довольно.

И даже многочисленные призывы снизу «сделать процедуру прозрачной» привели к тому лишь, что европейские власти начали публиковать кое-что. Как правило – в пересказе. Например: «Еврокомиссия обсуждает ТТИП настолько открыто, насколько это возможно. В порядке нашей Инициативы Транспарентности мы публикуем новые два двухстраничных буклета с фактами, написанными простым языком». Там так и написано!

Или вот например: «В Берлине открыли комнату, где члены парламента под присмотром МИД могут ознакомиться с документами по ТТИП. Съёмка, копирование и разглашение конфиденциальных сведений запрещены».

Итого: документ всё ближе к подписанию, а его содержание известно массам только «предположительно».

Что о нём знают широкие массы ЕС? Они знают один-единственный абзац, который публикуется в конце каждой статьи про ТТИП в приличных изданиях. Содержание абзаца: «По мнению инициаторов, соглашение о партнёрстве послужит усилению экономик Евросоюза и США, росту бизнеса и созданию новых рабочих мест. В то же время противники соглашения считают, что корпорации получат больше прав, а уровень жизни не повысится». Этот абзац — упрощённо передранный из Википедии — марширует уже года два по европейским медиа, работникам которых некогда разбираться в столь огромном предмете в принципе. А если учесть, что предмет ещё и полусекретный – то тем более.

Но. При этом про ТТИП говорят часто и много. Европейская чиновная элита — от канцлера ФРГ до последнего президента Евросовета — по любому поводу, а иногда и без, регулярно объявляет о благотворности предстоящего торгового слияния с генеральным союзником. У читателей/слушателей/зрителей при минимуме знаний имеется совершенно чёткое ощущение, что они постоянно слышат о ТТИП и в целом знают о нём.

В итоге скептики — то есть все шибко умные европейцы, документы в меру своих способностей обощившие и ужаснувшиеся — фактически заперты в своём интеллектуальном гетто для политических маргиналов. Они разносят по улицам и форумам петиции, они издают критические тексты на малопосещаемых сайтах, но их аргументы до европейских масс просто не доходят. Этих умников один процент (3,3 млн из примерно 350 миллионов взрослых граждан ЕС) — и им дают спокойно шуметь, пока за закрытыми дверями ведётся подготовка Европы к «америкоассоциации».

Нет, в принципе, конечно, и один процент активно протестующих против закабаления — это потенциально очень много. И из такого крошечного процента при случае возгорается пламя, меняющее, скажем, всю политику иной страны. На Майдане вон было 0,4% украинцев – а всё получилось.

Штука вся в том, что для смены курса «бунтующему проценту» нужна государственная поддержка. Не обязательно родного государства — можно и какого-нибудь иностранного. Ливийская революция победила Ливию на катарских танкистах, американских деньгах и французской авиации. Майдан съел печенек на $5 миллиардов по скромным оценкам. Саакашвили просто получал деньги на возрождение демократии в Грузии открыто, много и напрямую.

А в то, чтобы встрепенулась и взбунтовалась Европа — никто не инвестирует. Ни изнутри, ни извне.

Изнутри инвестировать в европейское движение за независимость некому. Национальные политические элиты за последние три десятилетия окончательно выродились в особую касту еврочиновников, не привязанных к конкретным родинам, но зато прочно привязанных к генеральному акционеру за океаном, определяющему их карьеру (вчера ты премьер своей страны, сегодня генсек НАТО, завтра глава Совета ЕС). Эти сегодняшние «элитарии» зачастую родились и выросли в странах, нашпигованных американскими военными базами через каждые двадцать километров. Их воспитывали и кропотливо отбирали в начальство по принципу покорности. От них дождёшься бунта против начальства, как же.

Извне инвестировать в европейскую независимость тоже некому. У России до сих пор бродят какие-то иллюзии о том, что «европейские элиты сами, во имя своей субъектности, вот-вот осознают свой, отличный от американского, интерес». Китай иллюзий не имеет и не вмешивается ни в чьи внутренние дела принципиально. А больше игроков, способных в силу своего веса влиять на ориентацию Европы — не имеется.

…По этим причинам «европейский евромайдан», скорее всего, не состоится. Скорее может не выдержать трудностей и хрупнуть сам ЕС — но «америкоассоциацию» едва ли что-то остановит. Специально отобранная и хорошо слежавшаяся чиновничья евроэлита подпишет всё что нужно.

А потом будет, конечно, отвечать перед своими народами за последствия. Мы можем даже наглядно показать, как это бывает. Например, накануне президентских выборов в 2012 году безработица в стране Франции побила 12-летний рекорд: 2,85 млн работоспособных граждан безуспешно искали место, а избранный лидер нации Олланд обещал всё исправить.

Ну так вот: на начало этого года в результате его потных усилий безработица побила очередной, 16-летний рекорд: уже 3,59 млн работоспособных граждан находятся в активном поиске работы. И Олланд, который обещал всех занять — снова объявляет чрезвычайное экономическое положение и комплекс мер, который уже точно вытянет ситуацию из ямы. Потому что выборы на носу.

Его, конечно, могут строго наказать — не выбрать на новый срок. И Олланду придётся удалиться в изгнание — стать еврокомиссаром, или генсеком НАТО, или чем-нибудь в этом роде.

…Европейские народы в целом ещё не осознали евроэлиту как враждебный им класс: это осознание только пробуждается. А значит, до начала классовой борьбы против еврочиновничества — ещё долгий путь.

Источник

От редакции: суждения ув. авторов в рубрике "Мнения" могут не совпадать с мнением редакции и не являются рекомендацией к каким-либо действиям.

Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии