- 14 декабря, 2017 -
на линии
В движении
Автоспорт

6 секунд для победы

5,697 секунды — это самый короткий разрыв между финишировавшими экипажами за почти полувековую историю знаменитого немецкого марафона. Всего 6 секунд разделили первое и второе место после 24 часов гонки и 3400 км, пройденных за это время лидерами. И это были самые ужасные секунды для Mercedes № 29 команды HTP Racing, которые до последнего поворота перед финишем шли первыми, а пришли вторыми.

Финиш с сюрпризом

На награждении вторая ступенька подиума была неполной, ну а на пресс-конференцию от всей команды пришел лишь Кристиан Виторис, выступающий в немецком кузовном чемпионате DTM. И слова, которые он говорил, были словами разочарования.

И в самом деле, сложно представить, что может быть хуже для гоночной команды, когда после продолжительного лидирования в суточной гонке ты теряешь победу за 20 секунд до финиша. Особенно если соперник просто выталкивает тебя с трассы довольно грубым приемом, а судьи оставляют поданный протест без внимания.

А ведь 44-я гонка «24 часа Нюрбургринга» завершилась именно так.

Впрочем, в такой ситуации всегда есть две стороны, и, как заметил потом на пресс-конференции пилот другого Mercedes — № 4 команды Black Falcon Маро Энгель — «он же видел, что я приближаюсь, но даже не закрыл “калитку”!». Но победителей не судят, и именно белый Mercedes AMG GT3 № 4 выиграл 44-й немецкий марафон, а в составе экипажа ехал знаменитый Бернд Шнайдер, которому через два месяца исполнится 52 года!

На старте

На старте гонок, подобных этой, можно увидеть фактически всех звезд мирового автоспорта. Дайтона, Ле-Ман и Нюрбургринг — вот, пожалуй, три самых крутых суточных марафона, куда слетается весь гоночный цвет. В Ле-Мане едут даже пилоты Формулы 1 — как, например, в прошлом году Нико Хюлькенберг, который выиграл гонку в составе заводской команды Porsche на прототипе под номером 19.

Говорят, что Берни Экклстоун настолько взревновал к его успеху в другом соревновании, что в этом году специально назначил этап Формулы на дату Ле-Мана, которая была известна заранее. Впрочем, и Нюрбургринг в этом году проходил в те же числа, что и Гран-при Монако.

Но доля выступающих «формулистов» в кузовных сериях все равно капля в море. Зато в заездах участвовала почти треть пилотов DTM, включая Майка Роккенфеллера, Тимо Шайдера, Аугусто Фарфуса и других. Предваряющий 24-часовую гонку этап чемпионата мирового туринга (WTCC) также снабдил стартовую решетку Томом Коронелем, Робом Хаффом и Ником Катсбургом (выступающим за Lada Sport). Много спортсменов было из Blancpain GT Series и даже из EuroNASCAR, в том числе сын Ники Лауды Маттиас.

Том Коронель в этом году выступает за команду Zakspeed на Nissan GT-R GT3

Роб Хафф (в центре), в прошлом году защищавший цвета российской команды Lada Sport Rosneft, в 2016 едет в чемпионате WTCC за Honda JAZ, а в 24-часах Нюрбургринга вместе с тремя другими пилотами выступает за рулем новейшего Mercedes AMG GT3

А теперь представьте себе, что такое 158 автомобилей на стартовой решетке! На гриде Формулы 1 — 24 машины, и они заполняют собой почти все пространство между главной трибуной и питбилдингом. А на Нюрбургринге их в шесть раз больше. И это однозначно самая массовая гонка в современной истории.

Расставить такое количество автомобилей совсем непросто, поэтому если хвост пелотона уходит далеко за финишную черту и главную трибуну, то вот голова его спускается практически к Мерседес-арене. Все автомобили поделены на три стартовые группы в зависимости от их возможностей (мощности, максимальной скорости и динамики), у каждой есть свои автомобили безопасности, возглавляющие и замыкающие группу. Стартуют группы с разницей в несколько минут, для того, чтобы хоть как-то распределиться по трассе с самого начала.

Процедура старта — одна из самых продолжительных и демократичных из всех, которые я когда-либо видела. Трассу открывают за полтора часа до старта, и на нее выпускают всех зрителей с билетами без ограничения, поэтому передвижение там весьма затруднено — зато все счастливы. За это время можно посмотреть все машины и сделать селфи, и пилоты с удовольствием позируют — и не важно, частный это гонщик или звезда. Кривляться здесь не принято.

Параллельно идет представление для тех, кто остается на трибунах, а таких все равно большинство. В этом году это было и выступление оркестра, и мотокаскадеры, и парад мотоциклистов и шоукаров. Затем традиционно топовые команды выходят на поклон к зрителям, а порой и раздают какие-то сувениры.

Гоночная субкультура

В этом году на Нюрбургринге присутствовало 260 тысяч человек, из них 185 тысяч зрителей. И первое, что бросается в глаза — это отсутствие пустых мест на трибунах. И ладно бы — в хорошую погоду, но даже во время дождя на открытых трибунах сидят люди и смотрят гонку — до того немецкая нация пропитана духом автоспорта. Не удивительно, ведь эта культура воспитывалась поколениями и стала большой частью жизни почти каждого немца.

Еще один момент, который вызывает у русского человека удивление — как среди огромной толпы пьяных и полупьяных людей не возникает конфликтов и разборок. Ведь посмотреть 24-часовой марафон, стартующий в субботу, они приезжают еще в среду, ну а чем заняться на свежем воздухе? Хвастливо выстраивающиеся батареи из опустошенных бутылок ни у кого не вызывают желание разбить их, а затем и физиономию владельца — каждый развлекается по-своему, но никто друг другу не мешает.

Совсем русский

Удивительно, но слово «русский» теперь неотрывно связано с трассой Нюрбургринга.

История началась еще в 2014 году, когда российский бизнесмен Виктор Харитонин, чей основной бизнес связан с фармацевтикой, выкупил часть акций Нюрбургринга. В то время трасса принадлежала государству, ее оператор Nuerburgring Automotive GmbH обанкротился еще в 2012 году, а новый владелец компания Capricorn также оказалась финансово несостоятельной. Тогда Харитонин, который по большому счету не имел никакого отношения к автоспорту и рассматривал покупку части акций Нюрбургринга исключительно как бизнес-проект, внес 10 млн евро и получил 67 процентов акций.

25 апреля этого года была закрыта еще одна сделка, по которой Харитонин приобрел оставшиеся акции у компании Get Speed и стал владельцем 99% доли Нюрбургринга.

По словам Ивана Стрекопытова, СЕО Россия – Китай Нюрбургринга и правой руки Харитонина в управлении активностями на трассе, очень интересно наблюдать за тем, как немцы, сначала не признававшие русских в руководстве автодромом, теперь начинают проникаться и стилем управления, и твердой рукой нового хозяина. Ведь Виктор Харитонин подходит к руководству автодромом прежде всего с точки зрения бизнеса и не заключает невыгодных сделок. Именно с этим, кстати, был связан отказ Нюрбургринга от временного проведения Формулы 1: слишком больших затрат требуют Королевские гонки, на них сейчас компания не может пойти, чтобы не понести убытки.

Но параллельно с этим работа на самом Нюрбургринге последние годы просто кипит. Было подготовлено и заасфальтировано большое количество площадок под парковки для зрителей. После прошлогодней трагедии с вылетевшим в зрителей Nissan GT-R на этапе VLN FIA потребовала ввести ограничения скорости в 250 км/ч на некоторых участках трассы. Для того, чтобы снять ограничения и возобновить лицензию трассы, была проделана огромная работа, которая в основном свелась к двум моментам — установлению дополнительных ограждений на семи участках трассы и улучшению качество дорожного полотна. Также было решено убрать зрительскую площадку в месте вылета автомобиля, так как после тщательного рассмотрения пришли к выводу, что полностью обезопасить это место пока невозможно.

Теперь ограничения скорости сняты, и трасса стала вновь функционировать в нормальном режиме.

В этом году произошло и еще одно важное событие: было установлено электрическое освещение на стартово-финишной прямой и участке трассы GP в районе Мерседес-арены. Это большой плюс как для команд, так и для зрителей, которых в этом районе всегда сконцентрировано значительное количество. Здесь же располагается дополнительный паддок для участников гонок поддержки. А в следующем году руководство трассы планирует еще больше увеличить освещаемую площадь трека.

И снова русские

Нюрбургринг всегда был зоной притяжения для русских спортсменов, и многие из них приезжали участвовать в гонках чемпионата VLN или просто покататься на трек-днях, в так называемых «туристических заездах», еще задолго до того, как на эту тему стали широко писать и говорить. А многие гонщики и тренеры, в том числе Олег Кесельман или Михаил Горбачев, и вовсе считают Нюрбургринг своим вторым домом.

Этот год не стал исключением. На старт вышло пять российских спортсменов — Артур Гороян, Олег Квитка, Андрей Сидоренко, Виктор Смольский и Марк Шульжицкий. Все они люди опытные, и на Ринге далеко не первый раз.

Артур Гороян

Например, Артур Гороян проехал по Нюрбургрингу 974 полных круга. Каждый свой боевой круг он записывает, чтобы затем можно было проанализировать ошибки и удачи. Впервые он здесь оказался в 2011 году вместе со своим тренером Сергеем Балдиным. С этого и начались его отношения с Нюрбургрингом. За 5 лет он проехал порядка 30-ти этапов немецкого чемпионата VLN, и в марафоне участвует не первый раз. В этом году он выступал вместе с командой LMS Engineering, которые в 2015-м стали чемпионами VLN, а в 2016-м уже выиграли две 12-часовые гонки в Европе. Автомобиль — Audi TT весом в 1260 кг и мощностью до 400 л.с., выступающий в классе sp3t. Два года назад команда уже принимала участие в 24 часах Нюрбургринга, но не доехала до финиша; в этом году из-за аварии за несколько часов до окончания гонки они также не сумели финишировать.

Артур поделился своими впечатлениями от Нюрбургринга: «Выезжая с питлейна на эту трассу, с первого же круга я будто попадаю в другое измерение. Может быть, это гипноз, но я как будто разговариваю с каждым поворотом, уговариваю их и проезжаю все быстрее. Это непередаваемые чувства, и ночью они только обостряются. Выиграть 24 часа Нюрбургринга — мечта любого гонщика, который хотя бы раз побеждал в VLN, и я не исключение. Сейчас нам это не удалось. Надеюсь, что в следующий раз я смогу уже рассказать о победе».

Олег Квитка

Олег Квитка — также «бывалый» человек на Нюрбургринге: это его четвертый 24-часовой марафон, а этапов VLN и не счесть. С командой Weiland Team его связывают долгие отношения: практически все свои гонки он проехал именно с ними. В этом году они выступали на автомобиле Porsche 991 GT3-MR 2015 года в классе SP7. Аббревиатура «MR» расшифровывается как Manthey Racing — компания, которая занимается подготовкой гоночных автомобилей.

Porsche 991 GT3-MR отличается от обычного GT3 Сup плоским днищем, более широкой базой и другим спойлером. Все это вместе серьезно улучшает аэродинамику, так что время прохождения круга получается примерно на 20 секунд быстрее.

— К машине претензий вообще нет, она идеальна, я никогда не ездил на автомобиле, подготовленном лучше, — сказал Олег Квитка. — Эта версия автомобиля позволяет сделать намного больше, чем человек даже может представить. Это как идеально настроенный картинг. У меня даже было ощущение возможности победы, потому что не только машина быстрая и надежная, но и пилоты отлично справляются со своей работой».

К сожалению, в этом году победы не случилось. Утром в воскресенье в свою смену Олег попал в серьезную аварию, когда на одном из спусков автомобиль просто потерял управление. «Возникло ощущение, что что-то заклинило в подвеске, — сказал Олег. — Но окончательной информации, что случилось, еще нет, команда разбирается. До этого у нас был еще один инцидент, когда погнули рычаги на правых колесах. Рычаги поменяли, сделали сход-развал, но, возможно, было еще и внутреннее повреждение, которое не смогли обнаружить».

Nissan и Марк Шульжицкий

Для компании Nissan этот гоночный уикенд не был стандартным событием. В последние дни мая они представили журналистам новый Nissan GT-R NISMO. Однако обсуждать какие-то конкретные цифры и данные по новому автомобилю в компании пока отказались, говоря лишь о том, что разница между двумя автомобилями (стандартным GT-R и с настройками NISMO) настолько велика, как «если бы ты выехал с подружкой покататься или поехал бы на гонки».

Тем не менее некоторые цифры все-таки стали известны. Например, мощность V-образной «шестерки» равна 600 л.с., а максимальный крутящий момент — 652 Нм. Также новый Nissan GT-R Nismo получил другой аэродинамический обвес, облегченные диски 19” и двойной выхлоп Nismo.

Технические характеристики (европейская спецификация):
Модель двигателяVR38DETT
Система газораспределенияDOHC
Число и расположение цилиндровV6
Рабочий объем, л3,8
Максимальная мощность, кВт (л.с.) / об/мин441 (600) / 6800
Макс. крутящий момент, Нм (кгс•м) / об/мин652 (66,5) / 3600–5600
Габариты, мм4690х1895х1370
Колесная база, мм2780

В гонке компания поддерживала три автомобиля Nissan GT-R трех разных команд: NRJ Team, Zakspeed Team и Schulze Motorsport. Как раз в последнюю и был приглашен Марк Шульжицкий лично Казанури Ямаучи, создателем симулятора серии Gran Turismo, который сам уже неоднократно выступал в гонках на Нюрбургринге, в том числе и в этом году.

Для Марка Шульжицкого это первый опыт выступления в 24-часовой гонке на Нюрбругринге, которую он считает одной из самых сложных в мире. К сожалению, опыт оказался не слишком удачным: во время смены Марка произошла техническая проблема, которая не позволила команде продолжать соревнование.

— Но даже те семь кругов, которые удалось проехать, доставили мне огромное удовольствие, — сказал Марк Шульжицкий. — Все круги не похожи друг на друга, очень многое зависит от погоды, времени суток и трафика, которые здесь меняются моментально. Честно говоря, я думал, что все будет несколько сложнее, но пилоты на быстрых машинах ведут себя аккуратно и не совершают неожиданных поступков.

В этом году Марк выступал за команду Schulze Motorsport на стандартном Nissan GT-R — со стандартной коробкой передач и гражданскими подрулевыми «лепестками», но в обвесе GT3. Выбор такого автомобиля был обусловен прежде всего бюджетом, т. к. обслуживание класса GT3 получается существенно дороже, а команда Schulze Motorsport — это чисто семейный коллектив, который не может позволить себе такие бюджеты.

Но в классе sp8t, в который команда была заявлена, это был самый быстрый автомобиль (чуть ли не на минуту быстрее с круга), который мог вполне претендовать на победу, так что с точки зрения результата это был вполне оправданный выбор.

— Несмотря на то, что наша команда маленькая, у нее очень правильный гоночный настрой, — рассказал Марк. — Перед гонкой они мне сказали, что не собираются просто так тихо наматывать круги, чтобы на финише получить свою награду, а настроены на боевую гонку.

Наша машина без заправки может проехать 7 кругов. Расход топлива очень существенный, машина весит порядка 1500 кг, так что бака хватает примерно на час езды. Исходя из этого мы и менялись местами. Когда я вышел на свою смену, все еще было очень скользко, трасса не успела высохнуть, и мы решили не рисковать, перешли на промежуточный слик, что было более безопасно. Но спустя 6 кругов еще на трассе Гран-при машина издала громкий металлический скрежет и моментально возникло ощущение, как будто отстрельнуло колесо. Меня резко бросило в сторону, я вылетел в гравий, но машину поймал и сумел осторожно вернуться в боксы. Мне очень повезло, что это случилось именно на этом отрезке, а не на Северной петле, потому что там это могло закончиться очень серьезной аварией.

После изучения технического состояния автомобиля команда решила закончить гонку, а Марку оставалось лишь наблюдать за соревнованием из боксов и болеть за единственный оставшийся в деле экипаж команды Nissan GT Academy Team RJN, выступавший на Nissan GT-R GT3. Третий Nissan — команды Team Zakspeed, за рулем которого выступал Том Коронель, также сошел по техническим причинам, о чем пилот написал у себя в твиттере.

Стихия

24-часовая гонка на Нюрбургринге всегда была тяжелой и изнурительной как для людей, так и для техники. Сложная, узкая, скользкая и темная трасса, которая проходит через леса северной Рейн-Вестфалии, с огромным количеством поворотов, спусков и подъемов и сама по себе полна сюрпризов, но помимо этого и местная погода любит усложнять и без того тяжелые условия проведения соревнований. В этом же году «Зеленый ад» сумел стать еще и «белым».

Буквально через несколько первых кругов над Северной петлей сгустились совершенно апокалиптические тучи, и разразилась гроза с крупным градом. Асфальт сначала покрылся водой, а затем моментально обледенел, и можете себе представить, что творилось на спусках и подъемах Нордшляйфе, особенно с учетом огромных скоростей и сликов на многих автомобилях! Машины буквально скатывались вниз, потеряв всякую способность к управлению, влетали в отбойники и друг в друга, и лишь счастливчикам удавалось избежать аварий. Буквально через несколько минут после стихии гонка была остановлена красными флагами, возобновили ее лишь через два с половиной часа.

Как написал потом один из пилотов в твиттере: «Мы все остановились и стоим, потому что некоторые машины впереди просто не могут заехать в горку».

Аварийные службы все это время чистили асфальт от града и льда, а вид на трассу сверху больше напоминал разлив реки, нежели асфальтовое полотно.

В 7 вечера автомобили выехали на формовочный круг, затем еще один, и еще. Снова пошел дождь, но на этот раз несильный. Через полчаса был дан рестарт гонки, количество участников уменьшилось, к счастью, никто из пилотов не пострадал.

Оставшаяся часть гонки прошла без экстраординарных событий. Были аварии, технические сходы, но вечерний апокалипсис, видимо, выполнил все планы по происшествиям.

Из 158 стартовавших автомобилей благополучно финишировали две трети, а уже к середине марафона основные ведущие позиции заняли четыре Mercedes AMG GT3, которые лишь менялись между собой местами во время пит-стопов. Нужно сказать что за всю историю 24 часов Нюрбургринга Mercedes лишь однажды побеждали в абсолюте — это случилось в 2013 году, и лидером стала команда, в которой также пилотировал Бернд Шнайдер. Самое большое число побед принадлежит марке BMW — 19 раз. 11 раз побеждали Porsche, 5 раз — автомобили Ford. Но тройной подиум бренда из Штутгарта, конечно, позволил ему полностью реабилитироваться в глазах болельщиков. При этом 4-е и 6-е места также остались за этими автомобилями. BMW удовлетворились лишь 5-м местом, 7-е — у Bentley, Audi достались 8-я и 10-я строчка в топе, Porsche — лишь 9-я.

Из интересного хочется отметить команду «Scuderia Cameron Glickenhaus», которая в этом году также принимала участие в прошедшем марафоне. Команда эта, принадлежащая американскому коллекционеру автомобилей, любопытна прежде всего тем, что строит свои автомобили сама. В этом году они выставили в гонку три прототипа SCG003, но финишировать смог только один из них: — на 26-й позиции, прототип под номером 702.

Присутствие Кэмерона Гликенхауза в этом году не закончилось лишь участием в соревновании. Американец учредил специальный переходящий приз, который достается самому быстрому пилоту, показавшему лучшее время в квалификации Топ-30. В этом году им стал Maro Engel на Mercedes AMG GT3 № 4 команды Black Falcon, тот самый, который сумел опередить на финише экипаж № 29.

Любопытно, что и в гонке он показал лучшее время: 8.019,002 минуты со средней скоростью 183,087 км/ч.

Несколько фактов о трассе Нюрбургринга:

• Строительство Нюрбургринга началось 27 сентября 1925 года и закончилось весной 1927-го. Стоимость строительства исчислялась 15 миллионами рейхсмарок, а работало на стройке 3 тысячи рабочих.
• Первая гонка прошла 18-19 июня 1927 года на полной конфигурации протяженностью 28,265 километров, и принимали в ней участие мотоциклисты. Автомобили же вышли на старт впервые на следующий день, выиграл гонку легендарный Рудольф Карачолла на компрессорном Мерседесе.
• Первоначальная конфигурация включала в себя 172 поворота, профилированные участки, и в
составляла ширину от 8 до 9 метров. Во время Гран-при 1929 года рекорд прохождения круга установил Луи Широн на Bugatti Type 35C со временем 15 мин. 06,1сек. и со скоростью 112,31 км/ч. В честь него и названа новая модель Bugatti.
• 1929 год стал последним годом использования для гонок полной конфигурации трека. С того времени Гран-при проводились на трассе длиной 22,8 км, а мотоциклы и менее мощные автомобили выступали на Южной петле (7,7 км).
• Ники Лауда стал первым пилотом, который вышел здесь из 7-ми минут — во время квалификации на своей Ferrari на Гран-при Германии 1975 года — 6 мин. 58,6 сек. Его напарник по команде Клэй Регаццони установил рекорд боевого круга в той же гонке — 7.06,4.
• По иронии судьбы, именно Лауда призывал на следующий год бойкотировать Гран-при по причинам безопасности, и именно в этой гонке он попал в страшную аварию, где чуть не сгорел заживо.
• Именно этот инцидент и стал причиной, почему гонки Гран-при больше никогда не проводились на Северной петле Нюрбургринга.


Источник: drom.ru

Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии