- 23 октября, 2020 -
на линии
В движении
История

50 лет марафону «Лондон — Мехико»

27 мая 1970 года на стадионе «Ацтека» в Мехико состоялся финиш одного из самых сложных и длительных мировых автомарафонов. 39 дней экипажи участников находились в пути. 23 автомобиля из 96 стартовавших сумели финишировать. Три «Москвича» из пяти, участвовавших в ралли, добрались до финиша. Безусловно, это была победа.

Старт: 19 апреля
Финиш: 27 мая
Общая протяженность маршрута — 25 700 км
Участники: 96 экипажей, 40 различных автомобильных марок.


В 1966 году чемпионат мира по футболу проходил в Великобритании, а в 1970-м гостей принимала Мексика. Хозяину британской The Daily Mirror Максу Айткину пришла в голову идея провести ралли-марафон из одной столицы в другую по принципу своеобразного мостика, перекинутого между двумя странами чемпионата. Даже название Айткин придумал аналогичное: «World Cup Rally 70» — по принципу «1970 World Cup Soccer». Так что совершенно логично, что старт марафону давали на стадионе Уэмбли, а финиш происходил на стадионе «Ацтека».

Полностью соответствовал, как бы сказали сейчас, концепции и факт наличия особого экипажа на автомобиле Ford Escort в составе раллиста Тони Фолла и нападающего команды «Тоттенхэм Хотспур» Джимми Гривза. В своем автомобиле они везли фрагмент газона со стадиона «Уэмбли», чтобы «вмонтировать» его в поле мексиканского стадиона. И им удалось это сделать: Ford Escort № 26 финишировал в Мехико на шестом месте в абсолюте.

Команда «Автоэкспорт» незадолго до этого успешно финишировала в другом супермарафоне — «Лондон — Сидней», так что у них уже был опыт участия и понимание того, что автомобили выдержат и бóльшую дистанцию. Тем более что «Автоэкспорт» был заинтересован в экспорте своих автомобилей на рынок Латинской Америки — почему бы не использовать такую отличную рекламную возможность?

Интересно, что в марафоне участвовали также и четыре полностью женских экипажа, и один из них благополучно финишировал в Топ-10. Это был интернациональный экипаж на автомобиле Austin Maxi команды Evening Standard-British Leyland Cars в составе ирландки Розмари Смит, британки Элис Уотсон и француженки Жинетт Деролан.

Самому возрастному участнику ралли, французскому раллисту Идо Меренгу на Citroen DS21, было 52 года. К сожалению, его участие закончилось трагедией. В самом конце марафона, на Панамериканском шоссе по дороге в Мехико, он столкнулся с другим автомобилем. Его Citroen загорелся, сам Меренг погиб, а штурман был доставлен в госпиталь.


Команда «Автоэкспорт»
Боевые экипажи, автомобили «Москвич-412» (седан):

№ 21 — Иван Астафьев, Александр Сафонов, Геннадий Гаркуша,
№ 28 — Леонтий Потапчик, Юрий Лесовский, Эдуард Баженов,
№ 40 — Сергей Тенишев, Валентин Кислых, Валерий Широченков,
№ 71 — Гунар Хольм, Каститис Гирдаускас и Владимир Бубнов,
№ 84 — Эммануил Лифшиц, Виктор Щавелев.

Состав техничек, универсалы «Москвич-427»: Константин Акилов, Евгений Андреев, Юрий Полторацкий, Александр Терехин и руководитель команды Карл Сочнов.

Автомобили
Автомобили «Москвич-412» были подготовлены непосредственно на заводе АЗЛК. Были установлены каркасы безопасности, защита картера, маслорадиаторы, рессоры от универсалов, дополнительные топливные баки объемом 75 литров. Швы кузова были дополнительно проварены.

Двигатели готовил Уфимский моторный завод. После проведения специальных испытаний в барокамере (с учетом высокогорных дорог на маршруте) было выяснено, что на высоте в 5000 км мощность двигателя падает до 16-18 л.с. Это привело к тому, что АЗЛК совместно с НАМИ и Ленинградским карбюраторным заводом специально для условий марафона разработали специальные высотные корректоры для карбюратора, которые позволяли в ручном режиме добавлять воздух во впускной коллектор и удерживать мощность на уровне 30-35 л.с.

После этого двигатели были тщательно собраны и обкатаны на 6000 км. Выдаваемая мощность колебалась в районе 80-81 л.с.

…Про ралли-марафон «Лондон — Мехико» написано много статей, и о нем рассказывается во многих книгах. Чтобы не повторяться, мы предлагаем вам проследить за ходом марафона, основываясь на так называемых «Информационных сообщениях», которые отправляла команда «Автоэкспорт» с маршрута ралли в Москву, на завод АЗЛК тренеру и основателю гоночной команды Роману Александровичу Чертову.


Перед отъездом. Слева направо Юрий Лесовский, Эммануил Лифшиц, Александр Терехин, Виктор Щавелев
Марафон. 


ЕВРОПА

Протяженность европейского отрезка составляла 7342 км. Маршрут проходил через следующие города: Лондон — Дувр — Булонь-сюр-Мер — Мангейм — Мюнхен — Вена — Будапешт — Белград — София — Триест — Генуя — Тулуза — По — Бургос — Саламанка — Лиссабон.

19 апреля на стадионе «Уэмбли» при 45 000 зрителей был дан старт гонки. Первый этап был довольно коротким: Лондон — Дувр. Но уже на нем один из «Москвичей» (№ 40 Тенишева, Кислых и Широченкова) получил штраф в 18 очков за опоздание в Дувр. Тем не менее все пять автомобилей прибыли в порт и были погружены на паром. Отмечается «приподнятое настроение советских спортсменов».

Вечером 19 апреля паром прибыл в порт Булонь. «Москвичей» встречали представители Торгпредства СССР во Франции. А через восемь часов автомобили уже пересекли границу с ФРГ в районе города Саарбрюкен без новых штрафных очков.

На подъезде к городку Арс все попали в воскресную пробку из дачников, возвращающихся домой; тем не менее на контрольный пункт экипажи прибыли без опозданий.

В этот же день пришли сообщения о сильнейшем землетрясении в Югославии, которая лежала на маршруте марафона. Всех участников попросили соблюдать осторожность. Но и во Франции погодные условия были не самыми лучшими: на границе с ФРГ участников встретил страшнейший ливень, видимость на дорогах была нулевая.

20 апреля

Днем 20 апреля было получено сообщение из Торгпредства СССР в Кельне: «Все пять советских автомобилей прошли контрольный пункт в Мюнхене в районе 10 утра, направляются к Зальцбургу. Все машины имеют хороший запас времени, идут без аварий и повреждений».

Соревнования привлекли к себе большое внимание СМИ, а букмекеры в Лондоне принимали ставки на участников марафона. Главным фаворитом считался Падди Хопкирн на автомобиле Triumph 2,5. Следующий — Роджер Кларк на Ford Escort. Третий — летающий финн Тимо Мякинен также на Ford Escort.

21 апреля

21 апреля в 11 утра участники марафона пересекли границу ФРГ и Австрии в 10 км от Зальцбурга. А уже через 5,5 часа первые машины прошли следующую, австро-венгерскую границу. Все пять наших экипажей уложились на КП в интервал в 41 минуту. А еще через минуту границу миновали и две технички, которые, несмотря на тяжелый груз (снаряженная масса составляла порядка 2,5 тонны), не отстают от боевых экипажей.

Любопытно, что в районе Будапешта технички даже вырвались вперед — но связано это было с тем, что наши гонщики, пользуясь хорошим запасом времени, успели остановиться на ужин. «Машины в хорошем состоянии, в технической помощи не нуждаются, настроение у спортсменов отличное!».



КП в Будапеште располагался в 11 км от города, но, несмотря на это, был окружен огромной толпой зрителей, желавших лично увидеть участников и особенно два экипажа частных команд на Роллс-Ройсах.

Первым в Будапешт прибыл Эдгар Херман за рулем Daimler Benz № 38. Херман был кодрайвером экипажа, выигравшего перед этим Восточно-африканское ралли. Вторым стал немецкий экипаж на Porsche 911C.

Некоторые из автомобилей, наоборот, уже существенно отстают от графика или набрали большое количество штрафных очков, как, например, Fiat-2300 № 80 из Кувейта, который пропустил два КП и набрал 720 штрафных очков.

Советские автомобили приехали плотной группой и находились в числе первых 30 экипажей. Экипаж Ивана Астафьева вырвался вперед с разницей более 35 минут, а четыре других машины разделяет между собой всего 18 минут.

На границе Венгрии и Югославии наши гонщики должны были оказаться не позже 23.30. По факту первый экипаж Астафьева прошел ее в 22.12, а последний, Лифшица — в 23.14.

Появились слухи, что английский экипаж № 85 на Ford Escort Малкин и Хадсон-Эванс насмерть разбился на дорогах Венгрии. Но затем выяснилось, что гонщики живы, хотя из-за аварии со встречным грузовиком машина восстановлению не подлежит.

Лидерами абсолютного зачета на этот момент является экипаж доктора Бенца из ФРГ на Porsche 911C № 24.

В Белград же первыми прибыли участники из Ирландии Тейлор и Берли на Mercedes Benz 280CE № 49. Следом за ними — французы на Porsche 911. Ко времени открытия КП на выезд собралось уже 82 автомобиля из 96.

Единственная бензоколонка, расположенная рядом с КП, оказалась просто забита экипажами участников. Югославское радио сообщило о небывалом количестве зрителей и о том, что «автомобили–участники ралли вылетали из этой толпы на трассу подобно снарядам».

На пункт контроля времени в Софии советские экипажи прибыли без опоздания и штрафных баллов. Из 96 автомобилей Софию прошли только 93. Ирландцы Тейлор и Берли и в Софии оказались первыми в абсолютном зачете.

После 37-часовой непрерывной гонки у спортсменов наступил долгожданный, хотя и короткий, перерыв на отдых. Бывший английский футболист Джимми Гривс сказал журналистам: «Всю ночь машина шла как снаряд. Сейчас я только хочу быстро съесть яичницу с беконом и рвануть дальше в Югославию. Если и впредь все будет так же хорошо, мы обязательно доедем до Мексики!».

На СУ «София — Титоград» никаких происшествий не случилось. Первым на КП перед 88-километровым скоростным участком прибыл польский гонщик Собеслав Засада (№ 14). Сразу следом за ним пришел «Москвич-412» № 21 за рулем с Астафьевым. Через 25 минут после Астафьева стали прибывать и остальные наши экипажи.

22 апреля

В этот день экипажам предстояло преодолеть маршрут, пролегающий в основном через Югославию. По воспоминаниям очевидцев, это был один из самых сложных дней. Непосредственно перед стартом организаторы из-за размытых ливнем дорог изменили трассу марафона, увеличив ее более чем на 60 км.

Сложности возникали из-за разбитых горных узких дорог и плохой видимости: к ночной темноте добавился утренний туман. От наблюдателей поступали сообщения: «…мимо проследовали два автомобиля, по очертаниям похожие на Ford. Из-за тумана не удалось разобрать номера…».

Помимо этого на дороги южной Югославии пришлись и два участка скоростных испытаний длиной в 80 и 88 км. За победу на этих участках полагались призы по 600 долларов каждый — и оба раза победителями становились экипажи на автомобилях Ford Escort (№ 18 и № 26).

К сожалению, после тяжелых дорог Югославии экипажу Леонтия Потапчика пришлось потратить много времени на замену полуоси, из-за этого они прибыли на КП с опозданием и получили штрафные очки. Остальные наши автомобили преодолели маршрут без поломок и проблем.

Тем не менее наблюдатели сообщали, что в Монце не было ни одного автомобиля, которому не понадобилась бы техническая помощь.

К этому моменту уже у всех участников были штрафные очки — сложные погодные и дорожные условия в Югославии заставили всех хоть раз, но ошибиться.

Джимми Гривс: «Что касается меня, то гораздо легче играть в футбол, чем участвовать в таком марафоне».

В ночь с 22 на 23 апреля участников ожидал ночной отдых в Монце. Наши спортсмены ночевали в отеле «Сант-Анджело Лодичано».


23 апреля

8.05 утра — последняя машина покинула пункт контроля времени. Позади 4480 км пути. Из 96 стартовавших автомобилей в гонке по-прежнему участвует только 81.

Дальнейший маршрут ралли проложен вглубь Франции, границу с которой участники пересекли днем. Перед этим в районе Сан-Ремо их ожидал еще один скоростной участок.

24 апреля

Утром 24 апреля маршрут включал еще один, четвертый скоростной участок. Он был проложен между французскими городами Катре и Руэн. После него из соревнований выбыло еще восемь экипажей, но… вернулся один из сошедших ранее: оказалось, что организаторы забыли отметить прибытие на КП экипажа № 90 на Austin Mini Cooper.

Практически весь день ушел на пересечение территории Испании. Лидерство в зачете национальных команд удерживала французская команда Citroen: все пять автомобилей находились в Топ-15. Советские «Москвичи» тоже немного подтянулись к группе лидеров.

Ближе к полуночи экипажи участников подошли к португальской границе.

25 апреля

Под утро автомобили стартовали на пятом и последнем в Европе скоростном участке протяженностью 64 км между двумя португальскими городами Арганил и Пампилосса. По свидетельству очевидцев, дорога была очень неровной и тряской, висел густой туман, было темно. Чтобы облегчить соревнование, организаторы даже выставили световые табло и обеспечили участок переносными радиостанциями, но все равно произошло несколько аварий, в том числе и с травмами.

После Пампилосса начался спуск к Лиссабону. Видимость по-прежнему была плохой, туман начал рассеиваться только с рассветом. Погода была хмурой, с порывистым ветром, однако участников это не огорчало: впереди их ожидал шестидневный отдых.

К промежуточному финишу в Лиссабоне добрались только 73 экипажа. К этому моменту участники прошли 7342 километра по дорогам девяти европейских стран. Все пять «Москвичей» прибыли в столицу Португалии, и, по заметкам очевидцев, им ни разу не пришлось столкнуться с серьезными проблемами или неисправностями. Без поломок дошли до Лиссабона и две технички, которые продолжали держаться вплотную за боевыми экипажами.

Первым отметился на КП Porsche 911 № 2 Хантера и Мабса, вторым стал Собеслав Засада на Ford Escort № 14, третьими финишировали Джимми Гривс и Тонни Фол на Ford Escort № 26.

Пока участники отдыхали в Лиссабоне, их автомобили погрузили на пароход, который следовал в сторону Рио-де-Жанейро. Сами же спортсмены на самолетах отправлялись туда позже. Что касается советской команды, то она вылетела в столицу Бразилии уже 26 апреля.

Итоги промежуточного финиша:

31-е место — Иван Астафьев, № 21
33-е место — Гуннар Хольм, № 71
34-е место — Эммануил Лифшиц, № 84
42-е место — Леонтий Потапчик, № 28
47-е место — Сергей Тенишев, № 40

Латинская Америка
Протяженность маршрута — около 26 000 км, из них 5500 км приходилось на скоростные участки, норма времени на которых предполагала среднюю скорость 110 км/ч. Маршрут: Рио-де-Жанейро — Монтевидео — Буэнос-Айрес — Барилоче — Сантьяго де Чили — Ла Пас — Лима — Кали — Панама — Сан-Хосе — Мехико.

8–10 мая

Старт экипажам дан в 20.00. Впереди их ожидает маршрут намного длиннее того, что они уже преодолели.

Из 96 экипажей в Рио-де-Жанейро на маршрут вышли только 71. Из 40 различных автомобильных марок в деле осталось только 28.

В 6 утра 9 мая стартовал шестой скоростной участок от Вентании до Батеяса протяженностью 200 км. Здесь все экипажи справились без потерь, несмотря на пыльную и неровную дорогу. Главные события развернулись на седьмом и восьмом скоростных участках. На седьмом участке длиной 384 км выбыл один из фаворитов марафона и лидер команды Ford Escort англичанин Роджер Кларк (№ 65).

Зато этот СУ был благосклонен к советской команде, которая показала отличные результаты: Иван Астафьев занял второе место в классе, Гуннар Хольм — четвертое, Леонтий Потапчик — пятое. Впереди был еще один равноценный по протяженности СУ под названием «Уругвайский Прим»: извилистая, каменистая дорога со множеством спусков, подъемов и резких поворотов. Еще несколько экипажей не сумели справиться с дистанцией и сошли.

К середине 10 мая участники ралли после 40-часовой непрерывной гонки и 3200 км дорог начали прибывать на КВ в столице Уругвая Монтевидео. Здесь их ожидал отдых и переправа в Буэнос-Айрес. За двое суток пути из гонки выбыло еще 19 автомобилей. Среди них — и лидер марафона французский гонщик Рене Траутман на Citroen DS21.

Из семи команд, заявленных в зачет производителей, только команда «Москвич» дошла до Монтевидео без потерь. После восьмого СУ они переместились на второе место в классе и пятое место в абсолютном зачете. В классе автомобилей 1300-1600 см3, в котором участвовали «Москвичи», сошло восемь машин из 29.

Командные отчеты на этом заканчиваются, но мы завершим наш рассказ о марафоне…

 
Латинская Америка готовила серьезные испытания не только людям, но и автомобилям. Им предстояло преодолеть два высокогорных перевала — те самые, к которым готовили моторы «Москвичей». Один из них располагался на границе Чили и Аргентины и составлял 4773 метра в высоту, второй, в Перу, был и того выше: 4837.

Юрий Иванович Лесовский, один из двух водителей экипажа № 28, рассказывал: «Воздух разреженный, кислородное голодание. Людям тоже было очень сложно, не только машинам. Так мы придумали, что два водителя (третий в экипаже был штурман) менялись за рулем через час. Потому что к исходу часа мы просто падали без сил на заднее сиденье и моментально засыпали. У нас на троих был один кислородный баллон на 45 минут, а остальным экипажам кислород постоянно подвозили, а для того, чтобы нас им обеспечивали, надо было клеить на машину их рекламу, а наше руководство отказало. Сказали: “Нет, и все”. Без объяснений».

Юрий Лесовский

Несмотря на такие, как нам сейчас кажется, искусственно созданные трудности, «соответствующие органы» за советскими экипажами следили и при необходимости помогали. Тот же Юрий Иванович поведал любопытную историю, которая произошла с ними перед горным скоростным участком в Южной Америке:

«У нас был случай, когда перед длинным спецучастком в Андах мы проморгали последнюю заправку и остались практически без топлива. Перед стартом предполагался перерыв на отдых, а мне не до отдыха — ведь не доедем до финиша. Я сижу и думаю, что нам делать, к кому мне идти кланяться, чтобы налили бензина, как вдруг подходит такой маленький человечек в кепочке и спрашивает по-русски: у вас проблемы? Я сначала хотел его послать подальше, но не стал: он же не виноват в моей неудаче. Да, говорю, проблемы. Рассказал, что напарник прозевал заправку и теперь мы без бензина. Он что-то буркнул и ушел. Через 5 минут подходит и приносит мне две канистры по 20 литров бензина и воронку. Заправил нас и побежал дальше. Незаметно, неназойливо, но за нами следили и нам помогали в трудных ситуациях, так что за это спасибо, конечно!».

Дороги в Латинской Америке были плохие, погода и того хуже: сначала дождь, потом снег, затем узкие горные дороги в Кордильерах. В Боливии произошла авария, в результате которой экипаж Астафьева едва не погиб. На серпантине Иван Астафьев, находившийся за рулем, решил догнать автомобиль Гирдаускаса и, не рассчитав скорость, не сумел войти в поворот. Гирдаускас остановился, раненого Астафьева погрузили в машину и повезли в больницу. Остальные отделались «легким испугом».

Завершающая часть ралли, проходящая через Центральную Америку в сторону финиша в Мехико, стартовала из Панамы, но для этого сначала требовалось преодолеть воды Панамского залива. Загвоздка заключалась в том, что на арендованном пароме места было только для 35 экипажей. Это добавляло соревновательности в гонку и заставляло участников поторопиться, чтобы успеть на борт в числе первых. К сожалению, эта спешка сыграла свою роль: к переправе прибыло всего 26 машин.


Вечером 27 мая оставшихся участников торжественно встречал олимпийский стадион «Ацтека» в Мехико, а уже через четыре дня чемпионат мира открывал матч СССР — Мексика, где русские гонщики научили мексиканских болельщиков кричать «Шайбу! Шайбу!».

Несмотря ни на что, для советской команды итог ралли был положительным. Хоть мы и не заняли высоких мест в личном зачете и не сумели победить в командном, все же целых три «Москвича» сумели благополучно финишировать — и это с учетом, что сошли все стартовавшие Porsche, а из других представленных известных марок до финиша добралось в лучшем случае по одному автомобилю. Больше всего финишировало автомобилей Ford Escort — шесть, а стартовало — девять. Но и сумма, выделенная заводом и командами на подготовку американских автомобилей, была несопоставима с той, что была у команды «Автоэкспорт».

Результаты марафона «Лондон — Мехико» для команды «Автоэкспорт»:

12-е место — Леонтий Потапчик, Юрий Лесовский, Эдуард Баженов (№ 28)
17-е место — Гунар Хольм, Каститис Гирдаускас, Владимир Бубнов (№ 71)
20-е место — Сергей Тенишев, Валентин Кислых, Валерий Широченков (№ 40)

Победу в марафоне одержал экипаж № 18 на Ford Escort 1850 GT Mark I в составе финского гонщика, чемпиона мира по ралли Ханну Миккола и шведского профессионального штурмана Гуннара Палма.

За предоставленные архивные материалы благодарим ветерана автоспорта и чемпиона СССР Вадима Борисовича Ржечицкого

Источник: drom.ru

Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии